Кавказский марафон

Пишет Никита Степанов, 20.10.2020 21:33

Кавказский марафон (Горный туризм)Три года назад я опубликовал пост «Шхарский перевал. Почём, говорите, у вас фунт лиха?» https://www.risk.ru/blog/211932. Друзья требовали “продолжения банкета”, что я сейчас и сделал, написав о 5-ке, и о тех 18 днях перед Шхарским перевалом. Пришла мысль объединить оба рассказа под одним названием “Кавказский марафон”. Рассказ разбил на две части: шестёрка и пятёрка, чтобы не было чересчур утомительным читать всё подряд. Забегая вперёд, скажу, что прошёл через 21 перевал, два раза перелез через Безенгийскую стену - в Грузию и обратно, и намотал 368 км. на свой спидометр. А представительницам прекрасного пола сразу рекомендую взглянуть на последнюю фотографию во второй части, который опубликую через день-два – идеальный способ для похудения.

В 78-ом, сводив свою группу на пик Фиккера 6718 м. (https://risk.ru/blog/207554, https://risk.ru/blog/207668, https://risk.ru/blog/207732 ), я почувствовал вкус высоты, и захотелось большего. Но семитысячники требовали наличие прохождения 3Б перевалов, а для дальнейшего руководства шестерками мне нужен был заместитель с опытом руководства пятеркой. Поэтому решил следующий сезон потратить на повышение квалификации, и посватался в шестёрку, которую с середины июля по середину августа собирался вести по Центральному Кавказу Эдик Сергиевский. Чтобы решить проблему с замом, подбил одного из своих участников в сентябре сводить пятёрку, пообещав, что пойду с ним, всячески помогая отруководить. Район, ясен перец, выбрал тот же, чтобы мне далеко не мотаться. Душу грела гордость - 23 года, а уже иду 6-ку. Дело оставалось за малым – дополнительно к отпуску набрать 30 отгулов. Но за полгода, проведённые после окончания МАИ в НИИ за колючей проволокой, я умудрился сходить в два Памирских похода, имея всего один отпуск, и вполне освоился. Я знал все норки, где водятся отгулы. И жизнь закипела: вечера коротал в ДНД и на овощебазе, осенью отдыхал на картошке, а донорский пункт в Боткинской больнице стал родным домом, в котором ежемесячно оставлял по литру крови, кроме того, что брали выездные бригады в НИИ. В своём усердии я перестарался. Кроме двух летних месяцев, хватило ещё на зимний Кольский (https://risk.ru/blog/210648 ), майский Эльбрус (https://risk.ru/blog/217714 ), Караугомский ледопад в ноябре https://risk.ru/blog/18431 ) и ещё чуток осталось. Только после утверждения маршрутов я осознал, что придётся проболтаться в горах пару месяцев, пройти больше 300 км., и перелезть через пару десятков перевалов. Впору было бы отказаться от пятёрки, но я обещал своей команде выдоить снаряжение из шестёрки, а главное был амурный интерес. Подумал - пусть будет, что будет, а вопросы решать по мере их поступления.

Итак, часть 1. Шестёрка.

Действующие лица:

Кавказский марафон (Горный туризм)

Эдик Сергиевский – Бугор

Кавказский марафон (Горный туризм)

Коля Парфёнов – Зам. Бугра

Кавказский марафон (Горный туризм)

Володя Арсенин – Завхоз

Кавказский марафон (Горный туризм)

Серёга Струнин – Дохтур

Кавказский марафон (Горный туризм)

Никита Степанов – Разгильдяй

Кавказский марафон (Горный туризм)

Серёга Стоюхин – Банкир

Кавказский марафон (Горный туризм)

Саша Суховеров – Ремонтёр

Кавказский марафон (Горный туризм)

Андрей Куракин – Участник (Князь)

1 день. (15 июля, воскресенье) Шестёрка началась у ресторана «Адыр-су» в посёлке Верхний Баксан, где собралась вся команда. Разглядывал я присутствующих с настороженностью, ведь идти в поход с большинством из них предстояло впервые. Вернулись с южной стороны Кавказа, делавшие заброску, три «Мастодонта»: Володя Арсенин, Коля Парфёнов и «Бугор» - Эдик Сергиевский. Остальные добирались с севера: Саша Суховеров, Серёга Стоюхин из МЭИ и врач Сергей Струнин, к которому я относился с особым подозрением. Незадолго до похода я сильно растянул ногу, а он взялся меня вылечить иглоукалыванием. Уж не знаю, где он практиковался: в Китае или цыганском таборе, но после нескольких сеансов втыкания мне в ухо иглы и обработки током, нога стала болеть сильнее, а по ночам её сводила судорога. Мало того - в ухе образовалась дырка, из которой всегда можно было выдавить что-то несъедобное. Пыткам я предпочёл эластичный бинт, и в одностороннем порядке наши встречи прекратил – пусть пока на кошках потренируется. Ну и двое самых молодых оторванца из МАИ: я и Князь, с которым мы, как две подковы, истоптали уже немало троп и перевалов. Сегодня предстояло прокатиться до альплагеря «Уллу-Тау» на машине, которую затягивали в Адыр-су фуникулёром, или ишачить до него с тяжеленными рюкзаками 13 км. Правда, бугор утверждал, что по воскресеньям машин здесь не бывает.

Я предложил обмыть начало похода в кабаке – ведь не на тропе же всухомятку, свято веря в народную мудрость: «Не обмоешь – не поедешь!». Но Мастодонты оказались апологетами спортивного режима, и вежливо послали меня куда подальше. А зря – как я предполагал, так и вышло, и день недели здесь ни при чём. Прождав пару часов машину, мы пёхом тронулись в путь. Худо ли, бедно ли, но до альплагеря, скрипя суставами, добрались. Поздоровались с инструкторами, представились, разговорились. Начал накрапывать дождик. Брошенный нами невзначай вопрос: «Огоньку не найдётся?» был понят правильно, и нас, горемычных, поселили в пустующей комнате кладовщика.

2 день. (16 июля, понедельник) Утром попрощались с гостеприимными хозяевами, которые подкинули нам хорошую новость. Оказалось, что хижина на Местийских ночёвках пуста, так как восхождений нет из-за неустойчивой погоды.

Кавказский марафон (Горный туризм)

За четыре часа добрались до хижины. Как оказалось вовремя – после обеда начался снегопад. Но нам наплевать, ведь у нас стационарная крыша над головой. Второй день курорта!

Кавказский марафон (Горный туризм)

К вечеру снег прекратился, и природа одарила великолепным закатом.

Кавказский марафон (Горный туризм)

3 день. (17 июля, вторник) Почти днёвка. Мастодонты считают, что нельзя начинать резко, а нужно отдохнуть после дороги. Это мне определённо нравится и такой режим вполне устраивает. Хорошо бы и дальше идти так же. Но чтобы не совсем создавать пляжное настроение, они предприняли вылазку на перевал Грановского. Всё это выдавалось под соусом отработки хождения в связках. Могли бы честно сказать, что помучить хотят. Но плюс всё-таки был – набили ступени на завтра. К вечеру вызвездило и подморозило.

4 день. (18 июля, среда) Отыгрываясь за вчерашнее сачкование, Бугор поднял нас в четыре утра, и уже в шесть, заставив всех связаться, погнал на перевал. Похоже, курорт закончился.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Я недоумевал – ведь вчера ходили по раскисшему снегу, и никто даже в трещину не ёкнулся, а сегодня связки? Мастодонты мне популярно объяснили, что это для отчёта, что это шестёрка и здесь всё должно быть по-взрослому. Это в тройках можно без связок ходить, а мы, мол, собираемся в первенстве участвовать. Мало того, они удумали перевальный взлёт с попеременной страховкой проходить, хотя следы смёрзлись, и топать по ним, можно было как по лестнице.

Кавказский марафон (Горный туризм)

На перевале одухотворённое от печени трески лицо Князя сияло как медный таз, и её он трескал со страшной скоростью.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Бугор принял решение идти на Башиль-Ауз траверсом, и это правильно – не терять же высоту понапрасну.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Но на фига он придумал попеременку перед перевалом - в голове не укладывалось. Своими решениями он начал ставить меня в тупик. Наверное, чтобы опять всё по-взрослому…

Кавказский марафон (Горный туризм)

На перевале на камнях отличные площадки, но дует очень сильный и холодный ветер, а в пятидесяти метрах ниже красивое ледниковое озеро.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Спустились к нему, отогрелись, перекусили. Озеро назвали Пипи-Кака - созвучно с южно-американским Тити-Кака. Не найдя ничего подходящего для ночёвки, вернулись на перевал, поставили палатки, выстроили ветрозащитные стенки и засветло улеглись спать. К вечеру пошёл снег.

5 день. (19 июля, четверг) Бугор поднял в четыре утра. Курорт явно закончился. Да и погода нелётная: низкая облачность, сильный ветер, мороз. Одеваемся по полной программе. Вышли в шесть. Через полчаса пришли на перевал Кара-Кая, и через четверть часа спустились до снежного плато. За час, по глубокому снегу со слоем наста, поднялись на перевал Ласхедар. Идёт снег. Туман. Спустились вниз, и пошёл дождь. Какой уж тут курорт? Идём к ледопаду, а дождь усиливается. Не выдержав, уселись на камнях выше ледопада под большим куском полиэтилена, и создали там своими мокрыми телами парниковый эффект, как на Венере. Заодно и пообедали в тепле. Когда через час дождь кончился и выглянуло солнце, обошли ледопад слева по крупной осыпи, и вышли на правобережную моренную террасу ледника Лычат. Опять очень сильный пронизывающий ветер, хотя и ясно. Кругом полно комфортабельных площадок, но ни приютов, ни гостиниц не видно. Здесь вам не Франция. Опять палатки, опять ветрозащитные стенки, но зато закат порадовал своими красками.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Кавказский марафон (Горный туризм)

6 день. (20 июля, пятница) Погода звенит! Мы никуда не торопимся, греемся, сушимся. Мимо нас прогнали отару «матрасников» на южный приют, а навстречу сваны провели лошадь и корову. Вышли поздно. Подъём на перевал Твибер прост до безобразия: пробиты прекрасные ступени и натянуты перила из проволоки – а-ля феррата.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Бугор с замом решили нас повеселить и достали малогабаритные рации фирмы «Дженерал Электрик», скоммунизденные ими в каком-то НИИ. Зам спустился метров на двести, они оба включили рации и попытались пообщаться. Кроме треска и шипения из этих мыльниц ничего не доносилось. Бугор решил сократить расстояние и пошёл вниз. Когда в рации стало что-то слышно, они уже спокойно разговаривали и без них. Мы угорали от хохота. Поразвлекавшись с рациями, спустились на морену и на удобных площадках поставили лагерь. Опять поднялся ветер, и вновь пришлось строить ветрозащитные стенки.

7 день. (21 июля, суббота) Сегодня бугор устроил днёвку. Правильное решение – в выходные нужно отдыхать, а не шляться с рюкзаками по горам. Да и Заму похужело – подхватил какой-то простудифилис на Ласхедаре или на Твибере. Заодно сделали разведку перевала Китлод двумя связками.

8 день. (22 июля, воскресенье) У меня двойной праздник: день рождения и выходной, а Бугор опять поднял в четыре утра. Но не теряю надежды получить вечером кружку смелой воды. С утра ветер и облачность. Подъём в кошках по снегу не представлял бы труда, но Бугор потащил нас на скальный контрфорс, как он выразился, «для подготовки к основной части маршрута». До скал дошли в связках, перешли по мосту через бергшрунд и полезли… На самом деле это не скалы, а 45-ти градусный склон, покрытый какой-то сильно разрушенной чёрной плиткой, похожей на графит, скользкой и очень острой. Без брезентовых рукавиц руки раздирались в хлам. Повесили сто тридцать метров перил оригинальным способом: либо за выступ, если таковой находился, либо за ледоруб, забитый другим ледорубом по самую сурепицу, в смысле по головку. Впервые с таким столкнулся, но век живи - век учись!

Кавказский марафон (Горный туризм)

Кавказский марафон (Горный туризм)

Наконец вышли на снежный гребень и по нему пошли в связках дальше вверх. На последнем взлёте пришлось повесить одну верёвку перил. Всего-то семь часов, и мы на перевале Китлод.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Немного отдохнули и по пологим снежным полям, местами глиссером, спустились на верхние Китлодские ночёвки. Едва успели поставить палатки, как зарядил дождь. Но нам уже не страшно – и внутри можно хорошенько отметить днюху.

9 день (23 июля, понедельник) Понедельник день тяжёлый, особенно после вчерашнего дня рождения, а Бугор опять поднял ни свет, ни заря - в пять утра. По набитой слоновьей тропе за полтора часа поднялись на перевал Семи.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Кавказский марафон (Горный туризм)

В связках, местами глиссером, за полтора часа спустились до ледопада. Затем залезли в правый карман Цаннера, не с целью поживиться, а чтобы спуститься. И по отличным полкам на бараньих лбах пришли к заброске на правой морене ледника.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Первая часть похода закончена – то есть цветочки облетели, дальше ягодки пойдут. Поставили лагерь и Бугор решил разведать каковы они будут на вкус. Одна связка намечает путь обхода небольшого ледопада и выхода к языку ледника, спадающего с Ляльвера. Вторая находит маленькое чудо – бирюзовое озеро с песчаными пляжами и берегами, поросшими сочной травой и цветами. «Баран-Кош» с юга от Безенгийской стены! Затем она, поднявшись по осыпи из огромных глыб на склон отрога, отходящего от Тетнульда на восток, намечает два пути подъёма на Безенгийскую стену: один – маршрут Бабиежа (Рига) 1978 года, второй, более логичный, выход на седловину между северо-западным плечом Гестолы и Безымянной высотой.

10 день. (24 июля, вторник) Полуднёвка. Вышли в восемь. С ледника перешли на морену, а потом под бараньи лбы на альпийские луга. Разнообразие цветов поражает. Бугор прочёл нам лекцию о них, и сказал названия, по крайней мере, штук тридцати из них. Он оказывается ещё и ботаник! Разносторонний человек. Может и пчеловодством увлекается? Ведь кругом такие ароматы и особенно пахнет мёдом. Поставили лагерь.

Кавказский марафон (Горный туризм)

За обедом я задумался – куда нас несёт из этого рая? Забуримся опять на десяток дней в снега и будем преодолевать что-нибудь и как-нибудь, дрожа всем телом то ли от холода, то ли от страха. Мои мысли прервал Бугор и послал меня куда подальше, в смысл в разведку вместе с Замом и Князем. Понял, что кроме ботаники он ещё любит играть в разведчиков. На нашу долю выпало седло между Гестолой и Безымянной, а он Бугор с Володей выбрал Ляльвера. Мастодонты собрали военный совет, и выбрали «наш» путь, как наименее лавиноопасный.

11 день (25 июля, среда)Подъём в четыре, выход в полседьмого. Вчерашние предчувствия начали сбываться. По полкам и конгломерату спустились на открытый ледник и по нему пошлёпали в верхний цирк. Лёд пористый и кошки не требуются. На перекуре, к моему несчастью, на глаза попался камень с гранатами, и меня тут же охватила «золотая лихорадка». Достал скальный молоток и стал освобождать гранаты от оправы из камня.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Но перекур был недолгим, а впереди всё попадались и попадались куски породы с гранатами. Останавливаться было нельзя – шли в связках, поэтому стал набивать камнями передний карман анорака. Идти стало тяжелее, но я не жалел, помня, как годом ранее через весь Памир пёр пять кил друз горного хрусталя. Но вскоре гранаты закончились – мы вошли в снеговую зону.

В верхнем цирке встали лагерем, построили ветрозащитные стенки из снежных кирпичей, и тут же пошёл снег и началась гроза. Зимой редко бывают грозы, а зимние грозы летом тем более.

Кавказский марафон (Горный туризм)

12 день. (26 июля, четверг) Утреннее расписание такое же, как и вчера – минута в минуту. Твёрдо решил, что когда я буду Бугром, такого мазохизма не допущу – в десять-одиннадцать и ни секундой раньше! Туман, снег, лезем на плечо Гестолы с надеждой, что погода улучшится. Сначала 60 метров крутизной до 60 градусов, затем ещё 90 метров до 50 градусов на следующий уступ. Идём по-взрослому: верёвки, ледобуры – всё для отчёта! Погода ухудшается: шквальный ветер, туман, сырой снег. Пуховки, рюкзаки, рукавицы, очки, каски – всё покрыто коркой льда. Ну вот и началось подумал я про себя в это время. Долго не протянули и поставили палатки и стенки на снежной площадке последнего ледового сброса перед выходом на седло. Обед в комфорте.

Кавказский марафон (Горный туризм)

13 день. (27 июля, пятница) Наутро ничего не изменилось – подъём в четыре, выход в семь. Ясно, мороз под десять градусов. В связках с одновременной и попеременной страховкой по снежно-ледовому склону, перепрыгивая через трещины, выходим на широкое, ровное седло.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Плечо Гестолы – относительно узкий снежный гребень, обрывающийся карнизами на север и полого спускающийся на юг в верхней части. Траверсируем в связках иногда с попеременкой.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Между Гестолой и плечом широкое снежное плато. Перекусываем и начинаем подъём на Гестолу по юго-восточному склону.

Кавказский марафон (Горный туризм)

За пару часов поднялись на Гестолу.

Кавказский марафон (Горный туризм)

За пару часов поднялись на Гестолу

Кавказский марафон (Горный туризм)

Спустились на Катынское плато, протопали по нему пару километров, и под перевалом Добровольского поставили лагерь.

Кавказский марафон (Горный туризм)

14 день. (28 июля, суббота) Опять всё то же – подъём в четыре. Туман, крупа, ветер. В разрывах тумана, между снежными зарядами, периодически проводя разведки, в связках спускаемся к склонам вершины Лакуца. Уменьшения жопы не предвидится, поэтому останавливаемся на ровном плато у начала подъёма к перевалу Оставшихся Дома. Дежурные остались готовить ужин, а мы двумя группами пошли играть в разведчиков. Бугор хотел узнать, что проще: спуститься по ледопаду Адиш, или сделать первопроход перевала Лакуца. Побродив несколько часов как ёжики в тумане, вернулись в лагерь не солоно хлебавши. Хорошо хоть там хлебнуть дали.

15 день. (29 июля, воскресенье) Бугор бесчинствует – поднял уже в полчетвёртого, и объявил план на сегодня: при благоприятной погоде пройти перевал Лакуца, предположительно 3А. Небо ясное. Пока собирались всё встало на свои места: сильный ветер, снегопад и волнами наползает туман. Первая связка перелезла через бергшрунд, и начала подниматься по широкому снежно-ледовому кулуару крутизной около 45-ти градусов. Снег плохо держится на льду и сходит лавинами по желобам. Ушли вправо под прикрытие скал, провесили две верёвки. Погода постоянно ухудшается. Ветер сдувает со скал пластины смёрзшегося снега, каменную крошку и мелкие камни, которые как слепни с жужжанием проносятся по склону. Движение с рюкзаком очень медленное, а стоять на сильном и сыром ветре холодно. Отмерзают ноги и руки. Решив, что такой хоккей нам не нужен, спустились обратно на плато. Четверо ушли ставить лагерь, а две связки налегке навесили перила 150 метров в кулуаре до его поворота, а после опять пошли любоваться ледопадом Адиш. В разрывах тумана удалось разглядеть эту полуторакилометровую жопу, вываливающуюся прямо в траву. И если верхняя часть ледопада менее разорвана, то ниже начинается полный хаос. Снегу полным-полно. Спуск по нему представляется суицидом. Поцокали языками и вернулись в лагерь.

Вечером началась свистопляска. Снег, ветер и гроза. Уже вторая зимняя гроза на этом маршруте. Сидели вчетвером в нашей «молодёжной» палатке: Серёга Стоюхин, Дохтур, Князь и я, и поплёвывали на погоду изнутри жилища. Весело гудел примус, в котле закипал чай и между делом развлекались с Дохтурской флягой из аптеки. А стихия разыгралась не на шутку. Непрерывно грохотал гром, и казалось, что молнии лупили в снег где-то рядом с палаткой. Но у нас на душе было легко и весело. Вдруг распахнулись полы палатки, и в неё вполз Завхоз. Он начал разговор издалека. Речь шла о шаровых молниях. Он не торопясь рассказывал. о том, что ещё в древней Руси, когда начиналась гроза, закрывали все двери, окна и даже заслонку в печи задвигали, чтобы, не дай бог, шаровая не влетела. Мы слушали, открыв рты – всё-таки доктор физ.-мат. наук наверняка разбирается в плазме, но при этом недоумевали – к чему такие страшилки на ночь глядя? Когда он подвёл итог, и попросил выключить примус, мы чуть не подавились от хохота. Какая в его голове родилась ассоциация третьей степени между печной заслонкой и примусом, оставалось только гадать. Пока он покидал палатку, мы с трудом сдерживали слёзы, а когда полог палатки за ним закрылся, нырнули с головой в спальники, чтобы снаружи не было слышно, и дали волю своим эмоциям и соплям. Теперь же меня мучает мысль – а вдруг он прав, и две плазмы притягиваются друг к другу, только мы об этом не знаем…

16 день. (30 июля, понедельник) Туман, снег, ветер. Видимость 15-20 метров. Сидим за преферансом, и обсуждаем результаты работы на Катынском плато – высокогорной мышеловке Кавказа. Вариантов у нас мало. Первопрохождение перевала Лакуца при такой погоде и дефиците времени было бы опрометчивым, спуск по ледопаду Адиш – суицидом. Но есть простой запасной вариант – перевал Оставшихся Дома (3Б). В итоге, в который раз решили, что в случае хорошей погоды идём Лакуцу, в случае плохой – Оставшихся Дома, а если ни то, ни сё, то бросить монетку.

17 день. (31 июля, вторник) Утром туман, снег. Как всегда, в четыре подъём и в шесть нас послали снимать верёвки, которые накануне повесили. Остальные снимают лагерь и топчутся на Оставшихся Дома. Через полтора часа подошли под перевальный взлёт, перелезли с попеременкой через бергшрунд и по 60-ти градусному ледовому склону, закрутив пару ледобуров и повесив перила, взгромоздились на перевал.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Погревшись на солнышке, пробивающемся сквозь туман, начали спуск. Наконец-то вешаем верёвки, а то уже сомнения одолевали из-за простоты подъёма - 3Б это или 2Б?

Кавказский марафон (Горный туризм)

Но через некоторое время Мастодонты решили встать на ночёвку. Площадки на этом склоне пришлось часа два вырубать, но кое-как притулились.

Кавказский марафон (Горный туризм)

18 день. (1 августа, среда) Бугор совсем редиской стал - поднял в два ночи и через полтора часа погнал вниз. Ясно, мороз. Нижняя часть верхнего ледопада, которую мы прошли вчера, простая. А по второму левому истоку, стекающему со склонов Джанги-Тау, идут очень мощные лавины, перекрывающие всё поле ледника и забивающие трещины верхней части огромного нижнего ледопада. Вчера мы наблюдали парочку таких лавин. Этим Бугор и оправдывал ранний подъём, чтобы проскочить до восхода солнца. Ну, проскочили в потёмках, и сели загорать и сушиться на солнышке прямо под лавинным конусом, наивно полагая, что сегодня грандиознее лавина не пойдёт и не перехлестнёт вчерашнюю. Глупее ситуацию придумать трудно - ради чего с самого сранья поднимали?

Кавказский марафон (Горный туризм)

В официальных источниках эта ситуация прозвучала так: «…останавливаемся у кромки нижнего (основного) ледопада на безопасной снежной площадке. Готовим завтрак, сушимся и отогреваемся на солнце. Просматриваем варианты прохождения и обхода нижнего ледопада». От первого варианта у меня начались спазмы заднего прохода, а по спине забегали крупные мурашки, как только я представил себе треск нагревающегося от солнца льда и грохот рушащихся сераков. Но две связки всё-таки полезли туда поглазеть.

Кавказский марафон (Горный туризм)

В их отсутствие Бугор (на фото снизу) принял судьбоносное решение обходить через правый отрог – через снежное седло справа от зуба. А решившие поглазеть зеваки, только зря туда-сюда рюкзаки таскали.

Кавказский марафон (Горный туризм)

И мы полезли.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Собрались на скальной полке. Вдруг раздался мощный гул и грохот. Обернулись. Со склонов Джанги сходит гигантская лавина. Хорошо, что мы успели занять места в партере. Огромная масса льда уносит вниз на несколько километров весь снег со склонов. Раскисшие старые лавинные выносы не выдерживают тяжести вновь свалившегося на них снега, и также начинают перемещаться вниз. У края нижнего ледопада колоссальный разлом, в который валится вся эта масса, унося в трещину всё, что мы насвинячили за завтраком. Засыпав его за несколько минут, она начинает ровнять ледопад и дальше. В ледопаде становится несколькими трещинами меньше, а для нас это фильм ужасов, если представить, что мы задержались бы там подольше.

Кавказский марафон (Горный туризм)

В общем, все остались живы, наадреналинились, и жалели только об отсутствии кинокамеры. Навесили 70 метров перил на скалах, а потом по снегу вылезли на отрог. Открывшаяся панорама поразила. После суровых видов из нагромождений льда, скал и снега, перед нами зелёное море холмов Сванетии. Трудно оторвать взгляд, хочется смотреть и смотреть.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Но голод не тётка. Заспешили вниз. По снежникам, осыпям и разрушенным бараньим лбам спустились на ровный ледник.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Пересекли ледник и встали лагерем на левой морене.

Кавказский марафон (Горный туризм)

19 день. (2 августа, четверг) Подъём в шесть утра, выход в восемь. Бугор сказал, что мы сегодня к обеду через простенький перевал Южно-Халдейский попадём в Сванетию, в село Ушгули. Я тут же, вместо осточертевшей каски, напялил сванку чтобы выглядеть своим среди сванов, и поинтересовался у Бугра: «А почему перевал назвали Южно-Халдейским – в честь грузинских официантов?» «Дурак ты парень! Ледник, на котором ты сейчас, называется Халде – в честь него и назвали» - ответил он.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Не обманул Бугор, вскоре по ровному леднику и пологим снежникам поднялись на Южно-Халдейский. Посидели, покурили, полюбовались напоследок вершиной Лакуца и перевалами: не пройденным Лакуца (слева) и пройденным Оставшихся дома (справа) и потопали вниз.

Кавказский марафон (Горный туризм)

По осыпям и снежникам спустились на великолепные альпийские луга. Источаемые травой и цветами ароматы подсказывали бросить рюкзак и заняться животноводством, но чёртик, сидящий где-то внутри, говорил обратное – хорошо там, где тебя никогда не было.

Кавказский марафон (Горный туризм)

По дороге набрели на нарзанную ванну. Умылись, но купаться не стали – ноги сами несли нас вниз, в цивилизацию, в МАГАЗИН!

Кавказский марафон (Горный туризм)

По тропе спустились к реке Ингури. Искупались, побрились, переоделись и, оставив дежурного на вещах, отправились налегке в село Ушгули, где лежала наша заброска на шесть дней маршрута, ну, и само собой, в магазин.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Селение сохранило свой средневековый колорит: башни, узкие улочки, старые сванские дома.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Кавказский марафон (Горный туризм)

Сванские свиньи вызывали во мне чувство чёрной зависти. Лежат себе в теньке, похрюкивают и попукивают от удовольствия, а мы сейчас нагрузимся как ишаки и будем потеть под рюкзаками на солнцепёке.

Притащили заброску. Распихали по рюкзакам. Их стало трудно даже поднять, ведь двое нас покидают, о чём они сообщили только вчера, мотивировав, что накушались снегом досыта, и на мороженое ещё год смотреть не смогут. Уходят Саша Суховеров и Сергей Струнин – Дохтур, что меня не очень опечалило, из-за боязни ещё раз попасть на его иглу и уменьшения количества смотрящих за спиртом в аптеке. Но в целом это не здорово, ведь если четверть состава покидает команду, то вес общественной снаряги на остающееся рыло возрастает, а особенно продуктов – они уже расфасованы. Но немного облегчились, отдав им портативные рации «Дженерал Электрик» - пусть, сидя в одном купе вагона, общаются не вербально, а через эфир.

Я особо не брал это в голову и не одумлялся, а старался больше брать в рот, чтобы меньше тащить в рюкзаке, а больше в желудке, и находился в состоянии некой эйфории от предстоящих троек Б: первопрохождения Шхарского и хоженого Унамусо. Я думал, что всё самое тяжёлое и скверное позади – как же я ошибался! Если бы знал тогда, как мы вляпаемся в Шхарский перевал, будто воробышки в говно, и там уже не до чириканья будет, то, наверное, последовал бы примеру уходящих. Но одномерность вектора времени пока никто не отменял, на то он и вектор.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Любуясь этими жёлтыми дикорастущими цветочками, мы ещё не знали какие «ягодки» нам преподнесёт Шхарский перевал (седловина в левой части фото). Они, наверное, специально заманивали нас вверх своею красотой, обещая все радости Рая. Пока шли вверх по ущелью, только одна мысль буровила мозг: зря я не остался со свиньями. Лежал бы сейчас рядышком и похрюкивал… К вечеру доползли до базового лагеря ленинградских альпинистов и заночевали.

20день. (3 августа, пятница) Полуднёвка. Солнечно, безоблачно. Отдыхаем, загораем, распределяем заброску по рюкзакам. После обеда поднялись на ледник Шхарский к началу подъёма на перевал. Лежим, пишем пулю в лучах заката.

21день. (4 августа, суббота) Как всегда в четыре встали и в шесть вышли. Хотим сегодня поднять лагерь к самому сложному участку – второй ступени ледопада и разведать пути его обхода. Первую ступень ледопада легко обошли справа.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Поднялись к правому кулуару и встали на площадке, защищённой от схода камней скальным выступом. По сильно разрушенной стене правого контрфорса одна связка полезла вверх.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Снег подтаял, и по кулуару периодически сходила свежая каша с камнями. «Заговорили» и другие кулуары. Со склонов Южной Шхары и отходящего от неё отрога сходят мощные лавины. Некоторое время наблюдаем за путями схода снега и камней, и ведём их учёт, тщательно записывая результаты в амбарную книгу.

Результат разведки не был неожиданностью – кукиш нам. Площадок приличных нет и путь небезопасен. Когда Мастодонтам всё это надоело, спустились и поставили лагерь на широкой снежной площадке. Они решили завтра сделать более массированную разведку, продолжая играть в партизан. А мы занялись любимым делом – писали пулю на задних страницах амбарной книги, иногда просматривая результаты дневных наблюдений и удивляясь отсутствию прямых попаданий камней.

22 день. (5 августа, воскресенье) В три встали и пол шестого тронулись в путь. Пересекли ледник и у правого верхнего края нижнего ледопада обнаружили скальные выступы, на которых есть места для установки палаток. Место безопасное от лавин и камнепадов. Бросили рюкзаки и разделились на две группы. Четверо пошли щупать ледопад, а нас с Князем, как наиболее борзых, послали разведать один из кулуаров: левый или средний.

Хотели начать со среднего, но ощутили спазмы в заднем выходе. Неужели это наша многострадальная часть тела подает нам сигнал? На всякий случай, доверившись внутреннему голосу, полезли в левый.

Когда по нему поднялись метров на сто, сверху раздался грохот. Мы хором решили, что это на курьерской скорости несётся наш пипец, который сейчас нас же и накроет. Не сговариваясь, как два трипперных зайчика, мы бросились на скальную стену. Уж не знаю, помогли ли надетые на нас кошки, но зависли мы на этой стене, как рыбки-прилипалы на брюхе акулы.

Когда грохот закончился, поняли, что бледная с косой прошла мимо. Отлипли от скалы, выдохнули, вытащили из штанов совсем мокрые памперсы, отжали, вложили их обратно, и полезли дальше. Обойдя по скалам этот чёртов ледопад, оказались наверху контрфорса. Путь был найден и Князь даже согласился попозировать перед объективом.

Кавказский марафон (Горный туризм)

С чувством выполненного долга мы ссыпались вниз и увидели тот пипец, который караулил нас как раз в том самом среднем кулуаре. Слава тебе, многоопытная жопа! Влезь мы туда, как хотели вначале, прыжки и влипания в скалу были бы ни к чему. Лежали бы сейчас под толщей снега, перемолотые в фарш. Оказывается, и анус может быть ангелом-хранителем.

Кавказский марафон (Горный туризм)

В лагерь вернулись гордыми первопроходимцами, и застали немую сцену.

Кавказский марафон (Горный туризм)

На нас смотрели как на привидения, и честно признались: "Мужики, а мы на вас ужин не готовили. Подошли к лавинному выносу, а там ваши следы оборвались. Копать в этом месиве бесполезно, а продуктов в обрез..." Такой прагматичный подход к нашим, пока ещё не убиенным тушкам, попахивал кощунством. Пришлось намекнуть, что если жрачки нет, так хоть выпить дайте на собственных поминках.

23 день. (6 августа, понедельник) Опять четыре и шесть. Так и привыкнуть к режиму можно, а что потом в Москве делать буду? Бурчу про себя, как старый дед, а самому кажется, что нем как рыба. Хорошо, хоть выдали нам с Князем по банке тушёнки в качестве компенсации за несостоявшийся ужин.

Кавказский марафон (Горный туризм)

По разведанному накануне пути поднялись наверх скал, и решили здесь заночевать. Двое остались сапёрничать, мастеря площадки под палатки, а остальные четверо ушли обрабатывать маршрут.

Скалы в нижней части контрфорса простые. Поднялись по ним метров на четыреста вверх, и вышли на широкую скальную террасу. Здесь шутки закончились – дальше крутой, местами до 60 градусов, скальный кулуар, забитый обломочным материалом. Вешаем двести метров перил и выходим на снежно-ледовый склон выше ледопада.

Наполз туман, началась гроза и пошёл снег. Срочно вниз – пуля не ждёт! Мастодонты решили, что в случае плохой погоды спускаемся вниз и заканчиваем маршрут, ну а если нет – значит, не повезло - полезем дальше.

24 день. (7 августа, вторник) Подъём в два. Погода явно подкачала –небо вызвездило и на нём ни облачка. Значит, вместо того чтобы свалить подобру-поздорову, пришлось с четырёх утра тараканить вверх. Прошли скальный участок по перилам, провешенным накануне, и собрались на скальных полках, перед выходом на снежно-ледовый склон.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Кавказский марафон (Горный туризм)

Надеваем кошки. Вверху хорошо виден Шхарский перевал, но мне не до него – я наслаждаюсь заначенной «поминальной» тушёнкой.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Поднимаемся с попеременной страховкой через ледобуры по правому краю склона под прикрытием скал, а иногда и по ним. Движение настолько занудное, что временами засыпаю, а палящее солнце только способствует этому.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Дрёму нарушил Коля Парфёнов, когда на точке страховки решил из-за жары снять фонарики с ног. Первая же снятая кошка, весело помахивая брезентовым хвостиком и сверкая зубами, улетела от него в голубую даль. Пожелав ей счастливого пути, мы посмеялись, но недолго. Смехуёчки кончились, когда представили его карабкающимся в одной кошке по льду, и поняли, что в группе появилось слабое звено. Теперь придётся местами и ступени рубить. Но деваться некуда и утомительный подъём продолжился.

Кавказский марафон (Горный туризм)

13-я верёвка оказалась счастливой - решили прекратить это безобразие и встать на ночёвку. На окончании скального гребня с большим трудом расчистили место, где уместились только рюкзаки. Сели на них и накрылись полиэтиленом. Играть темно и холодно.

25 день. (8 августа, среда) В два часа ночи, когда зубная чечётка достигла аллегро, решили, что пора готовить завтрак. Горящий примус поднял температуру под полиэтиленом, и аллегро сменилось аддажио. Теперь хоть можно есть, не боясь прикусить язык. Позавтракали, чем бог послал. На этот раз он оказался прижимистым – продуктов было в обрез, поэтому пайки уполовинили. Наступил, так сказать, нештатный режим - нужно было захватить с собой полку для зубов.

Вышли в половине пятого. Такая же однообразная работа, как и вчера. Крючья, перила, пруссики. Возможный обвал льда с верхнего висячего ледника заставлял нас выбирать путь правее скального гребня, отходящего от намеченной седловины, хотя слева было легче. Поиски привели в кулуар, выводящий на перегиб выше гребешка.

Кавказский марафон (Горный туризм)

12 верёвок перил - и мы на перевальном гребне. Всех мучает один вопрос - как же Коля умудрился сюда взгромоздиться в одной кошке, но вслух молчим.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Переменная облачность и шквальный ветер с юга, не дающие полюбоваться черноморским побережьем Кавказа. Спускаться уже поздно, поэтому пришлось на этом узком, как нож, гребне расчищать место. Удалось примостырить только одну палатку. Залезли в неё, сварили чай, попили. Опять сидячая ночёвка, но теперь хоть в палатке. Всё же уютней, чем под полиэтиленом. Обидно, что пулю писать невозможно – очень тесно и слишком много советчиков. Ночью началась пурга, прекратившаяся только к утру.

26 день. (9 августа, четверг) С утра не торопимся и расслабляемся после второй сидячей ночёвки. Вышли только в десять утра – курорт. Медленно и печально провесили шесть верёвок вниз по льду до бергшрунда и три - при траверсе над ним.

Кавказский марафон (Горный туризм)

Кавказский марафон (Горный туризм)

По мосту перелезли через берг и спустились в огромный верхний цирк. Дальше идти неохота – вряд ли успеем сегодня перелезть через отрог и спуститься, да и отоспаться хочется. Любуемся пройденным перевалом. Про перевал Унамусо Бугор, кажется, забыл или сделал вид. И правильно, ведь мог бы спровоцировать бунт на корабле.

27 день. (10 августа, пятница) Постоянству Бугра можно позавидовать: как всегда, четыре – шесть. Наверное, это его любимые цифры. Поднимаемся на перевал Отрог. Там несколько седловин. Из-за патологической лени выбрали ближайшую. Собственно, это не перевал, а один из вариантов спуска с Шхарского, чтобы обойти три мощных ледопада Башха-ауза. Сам по себе он на фиг никому не сдался, как неуловимый Джо из анекдота. По уступам ледника вылезли на гребень, с которого вниз метров на четыреста уходит 450склон с натёчным льдом, покрытым тонким слоем снега. Дальше - бергшрунд и постепенное выполаживание.

Буримся и вешаем верёвки. Впереди связка Мастодонтов, сзади - Разгильдяев. Облака поднялись, и стало пригревать солнышко. Тепло и приятно. Неожиданный крик: «Лавина!» - прервал идиллию. Все разом полегли на склон, и вцепились мёртвой хваткой кто во что смог: кто в верёвку, кто в крюк. Мокрая лавина из ледянисто-крупитчатого снега прошла по нам фанерной доской. Холодные струйки льдинок текли по спине и забирались в подштанники, напоминая о раннем детстве, когда тебя не успевали перепеленать.

Когда всё закончилось, встали, ощупались, пересчитались, и приняли позу прячущегося страуса, трясясь по-собачьи, чтобы избавиться от сугроба снега под одеждой. Постарались максимально загерметизироваться, не желая принимать повторно холодный душ.

С этого момента лавины пошли регулярно, как по расписанию, и стали обыденностью. Мы действовали по отработанной схеме. При крике: «Лавина!» - ложились, выжидали, вставали, отряхивались, пересчитывались. После нескольких таких прилеганий, когда я принимал Князя с нижней страховкой, пошла лавина помощнее и снесла его. Схватить кувыркающееся тело за одежду я не сумел. Князь благополучно пролетел до стоящего на нижней точке Серёги, стукнулся об его ледоруб, повис на конце верёвки, и завопил благим и разговорным матом. Когда ор и мат затих, он обрадовал новостью, что, кажется, сломал ногу, но идти пока может.

На одном из следующих пересчётов дебет с кредитом не сошёлся: ложилось шестеро, а встало только пятеро. В нижней связке «Бугор» оказался третьим лишним, и вместо него болтался лишь обрывок самостраховки, аккуратненько чем-то перебитый. Пригляделись внимательнее, и догадались, что тёмный продолговатый предмет, лежащий на плато метров на триста ниже нас, это и есть его тушка. Стали орать, что есть мочи. Тушка зашевелилась, встала, отошла подальше от места приземления, достала коврик, и легла на него, но уже не ничком, а навзничь. Везёт же некоторым – пару минут и внизу, а нам ещё часа три корячиться.

Лавины стали сходить реже – видно снежные закрома постепенно пустели. По десятой верёвке переправились через бергшрунд и спустились к «Бугру». Он был не в духе и сразу начал с выговоров: тот это не так делал, этот - то не так. Нет бы, радоваться, что спустились "без единого трупа". Видно при падении сотрясение спинного мозга получил.

28 день. (11 августа, суббота) С утра сели на военный совет. Подвели итоги: вместо продуктов и времени, у нас хромой Князь. Контрольные сроки мы уже срывали, поэтому решили идти до упора. Интересно, где он этот упор – на карте я такого названия не нашёл. Сильно тормозит Князь. Но лучше пусть плохо идёт, чем хорошо его нести.

Когда стемнело, началась гроза. Пришлось сесть и пару часов пережидать. Чтобы не было скучно, добили насмерть НЗ и решили поменять тактику – теперь идём не до упора, а до упада. Ночь прошла спокойно. Никто не упал и не заснул. Даже Князь, постанывая как старый солдат, брёл на своей костяной ноге.

29 день. (12 августа, воскресенье) К семи утра пришли на приют Дых-су. Все залезли в спальники и заснули сном праведника. Но мне в то утро было не до сна. В Верхнем Баксане с этого дня меня уже ждала группа, чтобы идти в пятёрку, и пропустить это мероприятие я совсем не хотел. В той группе была моя невеста, но она, правда, о своем статусе пока не догадывалась. По очереди я поднимал храпящих бойцов, и заставлял вытряхивать снаряжение из рюкзаков. Забрал верёвки, молотки, крючья, лесенки, ракетницы и несколько пар кошек. Рюкзак сразу стал весомым – под 40. Рванул вниз по тропе, навёрстывать потерянное на Шхарском время.

Путь в Верхний Баксан не обошёлся без приключений. Блуданул, потерял тропу, и пришлось переправляться по-таджикски через приток Черека-Балкарского. По-таджикски – это когда лезешь на берёзу небольшой толщины и надеешься, что она согнётся, и ты окажешься на другом берегу. Один раз я уже демонстрировал этот уникальный способ, когда водил в ноябре новичковую школу маёвских горников по Подмосковью. У не широкого ручья всех построил, и приказал внимательно смотреть и восхищаться. Выбрал берёзку, полез. Но то ли она не поняла, что от неё хотят, то ли тонковата оказалась, и сломалась, уронив меня во всей пуховой одежде в середину ручья. Восхищению не было предела. Несколько минут кроме икоты я ничего не слышал.

На этот раз, учитывая прошлый опыт, и вспомнив отвратительный сопромат, выбрал берёзу потолще. Но то ли я учил его плохо, то ли рюкзак слишком тяжёлым оказался, но опять не заладилось, и она сломалась раньше времени, сплюнув меня в середину потока, который весело понёс барахтающееся тело в основное русло Черека.

Кое-как выбрался и после лёгкой просушки продолжил бег. По пути, чтобы не заснуть, считал количество 40 метровых верёвок повешенных на Шхарском. Всё время сбивался, но в итоге получилось, что на подъёме 30 и 19 на спуске. Как не крути, а эта Трёха-Б звезду заслуживает...

Последние километры брёл на автопилоте под весом мокрого рюкзака, раскачиваясь, как моряк, только что вышедший из бара. Я готов был выбросить его в Черек, если бы меня не ждала группа с этим железом. Маршрут закончился на остановке в Верхней Балкарии. В ожидании автобуса героически перенёс нашествие сердобольных старушек, которые, лишь мельком взглянув на меня, бежали в дом и несли всё съестное подряд: айран, свежие сливы, лепёшки, яйца, что тут же исчезало в моём желудке.

Ещё более героически переносил по дороге животно-психологические муки от съеденного, и лишь по приезде в город Баксан, предпринял штурм, как выяснилось, женской тюрьмы в поисках туалета. Охранники мою чистоплотность не оценили и вытурили взашей. Пришлось воспользоваться одноимённой речкой. А потом всю ночь на автовокзале бдел свой рюкзак и, наверное, свою честь, в компании двух джентльменов бандитского вида, которые так и норовили подвинуться ко мне ближе, как только я начинал засыпать.

75


Комментарии:
6

Пост публикуется специально для Лёши Буслаева (ФанКав), которому обещал это сделать ещё три года назад.


4

Спасибо, Никита! Но не надо уж так персонализировать :)) Надеюсь, этот пост будет интересен многим читателям. Умеешь же ты описать сложнейшие маршруты в такой форме, что читаешь, как описание загородной прогулки ;) Аж сразу тоже хочется так вот, опа, и пробежаться км 300 через перевалов 20-30 2А-3Б :)) А если серьёзно, то очень сильный маршрут. У меня такого никогда не будет.


4

озеро Тити-Кака в южной Америке, а не Африке )) ну это так, мааленькая придирка))


9

География - наука не дворянская. Куда скажу извозчику - туда и повезёт. А по географии у меня в школе была натянутая тройка за пятаки по физике и математике. Спасибо за замечание - сейчас исправлю.


4

да какая разница, если туда всё равно не идти, ибо - кака


8

Как маршрут, так и прошедшие его достойны всяческого уважения. Впрочем, это и без лишних слов ясно!


7

Как всегда замечательный рассказ!

30 дней хождения по горам это нечто, поэтому лишний раз напомню, что многим горовосходителям такое и не снилось...


9

Серёж, не 30-ть, а 49-ть дней. Я же написал об этом в преамбуле, что вслед за 6-кой, пошёл в 5-ку, в которой проболтался 20 дней.


3

Да преамбула это наше всё...-:))) Про 50-49 дней я даже заикаться боюсь...в большом альпинизме ведь как всё, поляна-вертолет-базлаг...вершины вокруг...крутые но вокруг...а не на расстоянии всего маршрута в 30-50-100 км...осознал это когда узнал про походы-восхождения Лебедева, Степанова, Джулия, Романенкова и т.д., список огромен...извиняйте вас так много...


8

Да! Как всегда замечательный рассказ! :)

И каждый раз читая истории-опупеи Никиты я всё больше осознаю, что мне крупно повезло попасть именно в альпинизм... Ибо длинные выходы под тяжёлым рюкзаком загубили бы мою любовь к горам (как к спорту) уже на начальном этапе.
А достичь вершин матрасного мастерства, элементарно не позволила бы ослабленная боржоми печень)))

Спасибо, Никита!


7

Ну, Никита, умеешь ты нагнать страху, даже Olex возрадовался своему выбору, в свое время, избежав тем самым участь "тяжеловоза" с техническими навыками.
А если серьезно, избыточное напряжение при чтении твоих похождений хорошо снимает "предохранительный клапан", заключающийся в твоем стиле изложения. Судя по рассказу, ты еще владеешь и сигнальным устройством, предупреждающим тебя об опасности, и я даже догадываюсь, где оно находится.
Спасибо! Ждем продолжения.


4

Никита, представляю, какой у тебя был вид после пробежки с таким тяжелым рюкзаком, если старушки бросились тебя откармливать! А впереди еще и 5-ка! Видимо, предстоящая встреча с невестой давала тебе много энергии. Ждем продолжения.


5

Думаю, что силы на прохождение двух таких маршрутов подряд ему давала не предстоящая встреча с невестой, а несгибаемое намерение, воля и целеустремлённость на прохождение маршрутов. Это когда морально настраиваешься идти маршрут в любых погодных условиях, с предельными/запредельными физическими нагрузками, готовый преодолеть любые препятствия, которые ожидают тебя на пути. С таким настроем я шёл транс-Кавказ в мае 2014 года, потому прекрасно Никиту понимаю.


3

Алексей, по поводу девушки я пошутила. А по поводу несгибаемой воли, целеустремленности и танковой проходимости Никиты, я с Вами целиком и полностью согласна. Тем более, что Вы вместе с ним преодолевали все эти препятствия. Удачи!



4

Cо временем некоторые моменты ускользают из памяти. Перед Шхарским был ещё один мелкий эпизод-при переходе через речку уплыли два ледоруба,один упустил Бугор второй не помню кто и встал вопрос-что делать... Коля без кошки всё равно Коля,а без ледоруба на тройку...Ну и как всегда всё видится по разному-Я отдал свой ледоруб Бугру и пошёл в следующий поход а Лидеры и Герои на Шхарский. Ещё про Китлод-детали часто не видны-лето было жарким а снег кислым и я напомнил Эдику про 76 год когда на Крошке и на Куйбышева тоже был кислый снег который я топтал а Эдик потом с этим разбирался. Поэтому лезли на Китлод по гребню забивая ледорубы в щебёнку. А за рассказ Большое Спасибо-у нас писателей среди героев почти нет.


4

Дохтур, очень рад что ты откликнулся. Мои потуги найти тебя, не увенчались успехом. Вся оставшаяся в живых команда тебя потеряла. Свои координаты скину в личку. Буду очень признателен, если позвонишь.


1

Что такое личка не знаю, вот телефон мой 916 869 43 45


4

Когда были молодые вопрос о том зачем мы ходим в горы себе не задавали, а сейчас я знаю ответ на этот вопрос. Вот затем, чтобы читать все это и уноситься в нашу замечательную молодость. Как легко, с юмором и прекрасными видеокартинками написан рассказ, спасибо за прекрасное время тогда и сейчас.


Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru