Прийти в альпинизм никогда не поздно

Пишет putnik-kz, 31.03.2020 18:18

30 марта 2020 г. на сайте Альпейского клуба (www.wyprawy.net) появилась статья "Новое интервью", в которой известный казахстанский альпинист Борис Дедешко рассказывает о своей спортивной карьере.
Прийти в альпинизм никогда не поздно (борис дедешко, денис урубко, золотой ледоруб, чо ойю, макалу)
Фото: time.kz


Богуслав Магрель: В Польше ты мало известен, несмотря на то, что являешься лауреатом Золотого ледоруба. Я надеюсь, что после этого интервью это изменится. Борис, как всё начиналось?

Борис Дедешко: У меня был друг, Паша Федосеев, который приглашал меня в горы, сначала только после работы, потом мы даже поехали с ним на альпиниаду, которые регулярно проводят у нас с 1995 года. В Казахстане соревнованиям уделяют большое внимание, даже когда готовили национальную экспедицию на Эверест в 1997 году, то команду выбрали по результатам соревнования. Сам Паша не был серьезным альпинистом, хотя и ходил с Денисом Урубко на Мраморной стене, но он привил мне любовь к горам. Тем не менее, только к 30 годам я понял, что хочу более серьезно заниматься альпинизмом. Первые два года я ходил на восхождения с братом Паши Александром, у которого тоже не было партнера. Конечно, мы ходили по простым маршрутам, но во время этих вылазок я повстречал народ из университетского альпинистского клуба, которые тренировались и делали уже серьезные вещи в Алмаатинской области. Вместе с ними мы совершили поход и восхождение на вершину имени 70-летия университета. Тем не менее, это был студенческий клуб с высокой ротацией людей, что является нормой для университета, но было трудно найти хорошего и постоянного партнера на восхождение. Так было и с Александром, он закончил учебу и начал работать в Национальном драматическом театре, у него не было времени на альпинизм. Позже я встретил Андрея Пучинина, мастера спорта, я многому у него научился, и ходил уже на маршруты 5 категории сложности. Решил получить больше опыта и поступил в школу инструкторов, где я встретил Дениса Урубко. Денис уже тогда был мастером спорта международного класса, но ему также пришлось пройти курс, чтобы получить тренерскую квалификацию. Таким образом я попал в секцию Дениса.

БM: Ты помнишь ваш первый совместный маршрут?

БД: Если речь идёт о сложных маршрутах, так это пик Семенова-Тяньшаньского, в верхней части ущелья Ала-Арча, в Кыргызстане. Это был маршрут Захарова 5Б, мы прошли его зимой. Известно, что пятерка не равна другой пятерке, но это самая сложная 5Б во всем ущелье. В восхождении приняли участие такие альпинисты, как Сергей Самойлов, который тренировался перед попыткой восхождения на К2 по новому маршруту, Светлана Шарипова и Лена Валетова. Восхождение заняло у нас 5 дней, такое сложное восхождение было первым в стране за последние 7 лет. Благодаря ему, мы выиграли чемпионат Казахстана по альпинизму. Тем не менее, мне больше запомнилось зимнее прохождение маршрута Балезина на п.Корона по 6А.

БM: А когда ты задумался о высоких горах?

БД: Конечно, я начал с Хан Тенгри, хотя нам было нелегко туда попасть. Чтобы можно было ходить на спортивные восхождения, годом раньше я вместе с коллегами навесил перила на всем классическом маршруте на Хан. В качестве награды на следующий сезон мы смогли позволить себе находиться на Иныльчеке за счет местных организаторов. Тогда мы прошли новые маршруты: Денис и Андрей Колбин взошли на пик Казахстан (4B), я с Геной Дуровым совершили первое восхождение на Пик Баянкол (5A). Отдохнув, мы отправились на пик Восьми альпинисток, где в течение 3 дней работали на новом маршруте по сложной, почти вертикальной стене с большими проблемами страховки . Возвращались мы траверсом через Мраморную стену с дальнейшим спуском на ледник. Следующей целью для нас было уже Макалу.


БM: Откуда вы достали деньги на Макалу?

БД: Спонсоров нашел Денис, за счет компаний New Tech и Rad, которые оплатили его экспедицию на К2. Хотя попытка первопрохождения на Макалу не стала успешной, сначала из-за болезни Сергея Самойлова, а затем из-за сильного снегопада, они оплатили наши расходы на Макалу. Следует помнить, что Денис всё-таки взошел на К2 по классическому маршруту, и это было первое восхождение с севера за последние 11 лет, так что это было настоящим успехом.

БМ: Как прошла экспедиция на Макалу?

БД: Не обошлось без приключений. Вертолет, который должен был доставить снаряжение экспедиции, разбился на наших глазах. Больше недели мы ждали снаряжение, но не сидели без дела в лагере ВС, в кроссовках по скалам нам удалось подняться на 6100 м к лагерю I. Все снаряжение c высоты 4800 м мы поднимали сами, последний лагерь установили на высоте 7900 м. Затем мы быстро поднялись на вершину без кислорода, поскольку к этому были очень хорошо подготовлены. С нами были еще Светлана Шарипова и Евгений Шутов, это с ними я провел две ночи в последнем лагере после восхождения на вершину. Они имели даже больший высотный опыт, чем я, так как участвовали в восхождении на Дхаулагири с Денисом. Денис придает большое значение чистоте стиля, не признает никаких удобств, в том числе химических обогревателей в обуви. Однако на Макалу, идя по классическому маршруту, мы использовали перила, которые там остались.

БМ: Наконец пришло время для Чо Ойю?

БД: Да, для Дениса это был последний восьмитысячник. Его первоначальный план был прост - побить рекорд скорости восхождения на вершину, который в это время принадлежал Анатолию Букрееву. Как известно, классическая дорога на эту вершину идет со стороны Тибета, но в 2008 году Китай заблокировал въезд из-за предстоящей Олимпиады, а в 2009 году мы не смогли туда попасть из-за беспорядков. Поэтому нам пришлось задуматься о других вариантах, некоторые из маршрутов шли на Чо-Ойю с непальской стороны. Выбор пал на юго-восточную стену, которую до сих пор никто не проходил. Там работала российская экспедиция, но они поднимались по гребню, нам же хотелось пройти диретиссиму. Группа была небольшая, кроме Дениса и меня, был только шеф-повар и его помощник. Наша база состояла из четырех палаток и столовой и находилась немного в стороне от треккинговых маршрутов, поэтому, несмотря на близость Гокио, нас практически никто не посещал.
В течение двух месяцев мы были удалены от цивилизации, но нам не было скучно, потому что в свободные дни мы поднимались на окружающие скалы, а основную акклиматизацию мы провели на близлежащем Гячунг Кан (7952 м). Это совершенно не освоенный район, поэтому нам пришлось сначала разметить проход через ледник, а затем и через сложный ледопад, ведущий к плато, расположенному на высоте 7200 м. Знакомясь с районом, мы даже натолкнулись на следы снежного барса, но самого его нам не удалось увидеть.

Сам штурм Чо-Ойю прошел в альпийском стиле. Вначале мы наткнулись на сложный скальный участок, прохождение которого у нас заняло два дня. Денису пришлось использовать скальники, а тепла не было. Конечно, мы рисковали , потому что не брали много снаряжения, не хотели перегружаться. Мы знали, что там был крепкий гранит, поэтому некоторые крючья мы укоротили, я целый день сидели в базовом лагере и подпиливал их , а крючья были титановыми, так что пришлось повозиться. Выше скального бастиона стена стала немного пологой, но значительно выросла опасность схода лавин. Несмотря на тщательную страховку, риск был очень высок. Мы старались разбивать бивуаки под сераками, чтобы они защитили нас ночью. У нас было два каремата, но только один спальный мешок, кроме того была толстая и тонкая пуховая куртка. У нас было всего два газовых баллона, мы не пили чай, только немного теплой воды, чтобы сэкономить газ. Впрочем, его нам всё равно не хватило на спуске, так же, как и продуктов.
Мы намеренно не взяли дуги палатки, это было экзаменом уже внизу, а на стене ветер дул без перерыва и ночами внутрь насыпал снег. Через несколько дней наш спальный мешок стал очень влажным и потерял большую часть своих теплоизоляционных свойств. Наконец, после тяжелого боя, на пятый день штурма мы взошли на вершину, было уже темно, около 20.00. Теперь, собственно, нас ожидало худшее - спуск.

БM: Вы не думали спускаться по классическому маршруту?

БД: Была такая мысль, но мы знали, что с северной стороны горы никого не было, ни в лагерях, ни на базе, а от АВС до цивилизации также очень далеко. Кроме того, мы боялись китайцев и последствий незаконного пересечения границы. Вот почему мы спускались по пути подъема, и это заняло у нас четыре дня. С верхней части стены мы съезжали, используя ледовые проушины и экономя ледобуры, потому что их было мало для такого количества дюльферов. Для подготовки ледовых проушин нам приходилось снимать снег, лежащий на льду. В какой-то момент рельеф стал более пологим, я предложил спускаться одновременно, но Денис не согласился. У него было чутьё! Я дюльфернул на 20 метров и в это время пошла настолько мощная лавина, что я, как кукла, был сброшен по верёвке до её конца. Если бы не страховочный узел на конце веревки, то меня уже больше и не было. Я висел там, как рыба на крючке, засыпаемый массой снега, пока все не прошло. Решение Дениса спасло нам жизнь. То же самое было и на подходе: для первого бивуака я высмотрел красивую полку чуть ниже нависающего участка стены и предложил тут остановиться. Денис посчитал, что место лавиноопасно, и мы туда не пошли. И тоже был прав! Я должен добавить, что когда речь идет о бивуаке, то он - минималист, он будет спать везде и в любых условиях, а я, к сожалению, нет, я должен спать на ровном месте. Если камни давят мне в бока, то я не могу спать, а Денис может! Этой ночью мы должны были удовлетвориться неудобным полусидящим –полулежащим бивуаком, но зато с неё смогли увидеть как огромная лавина сходит по моей полке. Эх, эта интуиция Дениса! Должен признать, я и не думал, что восхождение будет настолько сложным и опасным. Скорее всего, до восхождения я иначе все это представлял

Прийти в альпинизм никогда не поздно (борис дедешко, денис урубко, золотой ледоруб, чо ойю, макалу)
Фото с pugachev.kg

БM: В своей книге «Ледоруб лейтенанта» Денис не описывает эти подробности.

БД: Знаешь, что, я, наверное, тоже напишу книгу, но должен признать, что у Дениса высокогорный стаж на 12 лет больше, чем у меня. В конце концов, его опыт несоизмеримо больше моего. Я попал в альпинизм в возрасте 30 лет, а Денис - в возрасте 18 лет, и он тренировался в золотую эпоху казахского альпинизма под руководством таких инструкторов, как Дмитрий Греков.
Чо Ойю был его последним восьмитысячником короны, для меня он был только вторым.

Давайте вернемся к стене. В последний день спуска погода, наконец, улучшилась, мы увидели голубое небо. Светило солнце, а нам пришлось преодолевать скальный участок. Здесь мы организовывали страховочные станции на 3-х крючьях, затем снимали два, и второй из нас, а это чаще всего был я, спускался на 1 крюке. Какой крюк я должен был оставить, всегда указывал Денис. У нас было мало крючьев, закладок, френдов и т.д., Мы должны были экономить. Таким образом, мы добрались до основания стены, но когда спустились вниз, у нас ничего не было, ни одного крюка.

БM: В книге Денис написал, что он сказал повару, что если вы не вернетесь через 9-10 дней, то они могут собраться и уходить домой, потому что это означает, что вы уже никогда не вернетесь.

БД: Да, у нас не было даже спутникового телефона, потому что в мире нет команды, которая могла бы спасти нас на этой стене. Фактически, через 9 дней в базу пришли яки, чтобы спустить наши вещи вниз. Однако команда решила провести ещё одну ночь в базе, дожидаясь нас. К всеобщему удовольствию, мы прибыли на базу на следующий день. Лагерь был уже собран, поэтому мы сразу же двинулись в обратный путь.

Прийти в альпинизм никогда не поздно (борис дедешко, денис урубко, золотой ледоруб, чо ойю, макалу)
Фото с np.kz

БМ: За это восхождение вы получили Золотой Ледоруб.

БД: Осенью 2009 года нас во второй раз пригласили в Сеул (первый раз за восхождение на пик Восьми альпинисток), где нам вручили Золотой ледоруб Азии, а в апреле 2010 года мы получили Золотой ледоруб Мира в Шамони. Денис был тренером, я был его помощником, инструктором, мы работали с молодежью в Казахстане, у нас были другие интересные планы. Уже летом 2010 года мы хотели пройти по новому маршруту на Гашербрум II, но у нас не было денег на поездку, в штабе, к сожалению, выиграли другие проекты. Для утешения мы отправились в Заилийский Алатау, где прошли несколько солидных маршрутов и сделали два первопрохождения на пик Талгар (4979 м): на главную вершину (5А) и на западную вершину (5Б). За последний маршрут нам присудили очередную победу в чемпионате страны по альпинизму. В июле 2011 года мы сделали первопрохождение по западной стене пика Пржевальского (около 6450 м), которую мы штурмовали с Северного Иныльчека. До сих пор на эту вершину поднимались только дважды. В 1974 году впервые на неё взошла по стене команда Юрия Попенко, затем в том же сезоне команда Бориса Соломатова прошла траверс Хан-Тенгри - Мраморная стена. На вершине мы даже нашли их записку, которая пролежала там 37 лет. Мы прошли маршрут за 3 дня по сложному льду и миксту. Маршрут мы оценили в 6А, пройденную линию назвали «Moлния». Маршрут был красивым и логичным, на спуске нам пришлось изрядно помучаться, спуск был немного похож на спуск с Чо Ойю. В общем, маршрут был настолько зачетным, что мы снова выиграли национальные соревнования по альпинизму, и также были номинированы на Золотой Ледоруб Азии. В августе этого же года Денис также прошел по новому маршруту на пик Победы с Геннадием Дуровым. За нее он получил Золотой Ледоруб Азии и номинировался в очередной раз на Золотой Ледоруб Мира.
Прийти в альпинизм никогда не поздно (борис дедешко, денис урубко, золотой ледоруб, чо ойю, макалу)
Фото: mountain.ru

БM: Позже ваши пути разошлись.

БД: Денис уехал из Казахстана, я потерял своего партнера. Конечно, я по-прежнему занимаюсь горами, я работаю инструктором, гидом, меня часто можно встретить на пике Ленина, под Хан-Тенгри или под Музтаг-Атой.

БM: А как насчет пика Победы?

БД: У меня была одна попытка в 2018 году, но здоровье не позволило мне взойти. К сожалению, не каждый проект успешен, как это было на Гашербруме II. Феликс Берг и Адам Белецкий поднялись на вершину, а мне не удалось. После спуска вниз Яцека Чеха, я остался один. Мне пришлось самому торить путь из четвертого лагеря и , казалось, мне это удалось, но на куполе вершины было слишком много снега. Я опасался, что улечу вместе с лавиной, не имея никакой страховки. В конце концов, я развернулся чуть ниже вершины. Пока светило солнце, и снег был мягким, спуск не был проблемой, но после заката, когда снег затвердел, мне пришлось спускаться очень осторожно, рискуя случайно поскользнуться. Если бы я также знал, что Адам и Феликс выйдут на вершину своим вариантом, я мог бы спускаться вместе с ними, но у меня не было такой информации.

БМ: Как семья переносит твои экспедиции?

БД: Моя жена тоже альпинистка, мы много лазали вместе.Она хорошо знает экспедиционную жизнь, понимает, что когда я отправляюсь в экспедицию, меня может не быть даже два месяца, за что я очень благодарен.

БМ: Как вы относитесь к зимнему альпинизму?

БД: Я вообще избегаю зимних экспедиций, и причина проста. На одном из восхождений с Андреем Пучининым на в Молодежная в Туюк Су я попал в аварию. Это было в январе 2005 года, после восхождения, примерно в 100 метрах от вершины. Мы развязались на простом участке. Я шел за Андреем, и тут меня сорвала лавина и протащила по всей стене, я немного побился. В общем, ничего серьезного со мной не случилось, но я потерял перчатки и , лежа в снегу без сознания, сильно поморозил руки, Меня даже положили в больницу, каждый день ко мне приходил доктор и спрашивал: «Ну что? Мы сегодня режем пальцы или подождем до завтра?» Это продолжалось целую неделю, но, к счастью, операции не потребовалась. С тех пор я должен очень внимательно относиться к своим рукам. После этого несчастного случая у меня был 6-месячный перерыв, я не был на восхождениях, и когда я начал снова, получил камнем по голове. Мою каску полностью разбило , но голова была цела. Моя семья давила на меня, чтобы бросил горы. Я не смог этого сделать, но решил что-то изменить. Раньше я много ездил в горы и мало тренировался. Теперь решил больше тренироваться. Я тренировался 7 дней в неделю: 3 дня –кросс 10 км и силовые тренировки, 2 дня - тренировки на скалах, 2 дня - тренировки в горах, в том числе 1 день на скайраннинг с набором высоты 500 м или 1 км и 1 день на восхождения разной сложности на вершины свыше 4000м. Это сработало, и когда я встретил Дениса, он согласился взять меня в свою команду.

БМ: Какие у тебя планы на ближайшее будущее?

БД: Я все еще стремлюсь к восьмитысячникам, в нашем районе я еще не был на п. Корженевской и п.Коммунизма. Однажды я видел эти вершины с пика Ленина, я бы хотел там побывать.

Борис Дедешко был гостем XIX Горного фестиваля в Карпаче.

www.dnilajtowe.pl

Брал интервью Богуслав Магрель.
Польский Альпейский Клуб
www.wyprawy.net

81


Комментарии:
1
Лучше позже, чем никогда!

1
Спасибо за репортаж. Люблю читать такие остросюжетные истории

6
Спасибо , за вашу работу.

12
Спасибо. Это действительно работа. Просидел за переводом и печатанием материала весь вчерашний день. У других получается быстрее и интереснее, не обессудьте. Бегу от Альцгеймера :)) Приятны такие отзывы, но "Давайте вернемся к стене".

4
putnik-kz, отличная работа, замечательный перевод. Может у кого-то получилось бы быстрее, но вряд ли интереснее. С большим удовольствием читаю ваши статьи. Материал отшлифован, интересен и полезен.

4
Большое спасибо за вашу работу! Мы к ней уже привыкли - недавно в фейсбуке попалась эта статья на польском, и я подумал: putnik-kz непременно ее переведет, подожду, почитаю лучше на хорошем русском языке


4
Спасибо за перевод. Страна должна знать своих героев !
Борису жму лапу !

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru