ЦШИ в 2021 году.

Пишет Николай Кобыляцкий, 25.06.2021 09:58

Уважаемые коллеги !

Вот и закончила в Безенги свою работу ЦШИ – 2021.

В последние 10 лет ЦШИ не ругает только ленивый, как на отчётных конференциях ФАР, так и в разговорах между собой и на форумах в Интернете.

Однако дело заканчивается выплеском эмоций без всяких последствий – «собака лает, караван идёт».

Нами сделана попытка сделать объективный анализ, куда же он «идёт» (хотя тоже без эмоций не обошлось, естественно).

Уделите, пожалуйста, полчаса времени на прочтение этих двух текстов.

Рассылка сделана Президенту, членам Правления ФАР и в региональные федерации и клубы.

Нам очень дорога ваша обратная связь в любой форме – можно написать в обратную на адрес nick-kobl@mail.ru, можно на адрес, указанный В.И.Ениным – eninstis@yandex.ru. Ещё лучше – на сайте ФАР или на «Риске».

Спасибо !

Взгляд изнутри

на функционирование ЦШИ в 2021 году глазами курсанта.

В этом году я обучался в ЦШИ на 2-ю категорию. Не осилил входной тест – 6А онсайт, поэтому был переведён в статус «вольного слушателя», но прошёл весь учебный процесс. На основании своего и других курсантов опыта предлагаю свой скромный и, возможно, наивный взгляд изнутри на процесс обучения в ЦШИ.

На сегодняшний день ЦШИ – как католическая церковь, которая ведёт молитвы на никому не понятной латыни. Все технические приёмы, исповедуемые ЦШИ, почерпнуты из иностранных источников, которые приняты за Библию. Часть из них интересна, приемлема и применима на практике без всякого сомнения. Однако многие приёмы без экспертного обсуждения опытными специалистами, без изучения их применения на практике выпускниками ЦШИ превращаются в подобие латыни, которая, как известно, является мёртвым языком.

Возьмём, к примеру, так называемый «редирект». На практике наверняка ни разу не возникала такая ситуация, когда таким образом надо было бы крепить «корзинку» к станции, потому что в условиях стресса и дефицита времени вряд ли кто-нибудь вспомнит о таком замысловатом приёме, найдёт более простой. Или приёмы работы с «капризным клиентом» (спасение от зависания и прочие) из арсенала гидов – мы-то работаем со спортсменами !

И такими приёмами программа ЦШИ явно перегружена. Кроме того, зачастую возникает вопрос: а как проповедуемые технические приёмы будут работать на практике с рюкзаками у участников ? К сожалению, по первичным эмпирическим данным, многие приёмы предаются выпускниками забвению в первые же полгода после окончания ЦШИ. Тогда следует спросить: на что тратится драгоценное (во всех смыслах !) учебное время в ЦШИ ?

Увы, но ЦШИ стала практически сектой, которая взвалила на себя ответственность за знание истины в последней инстанции, которая проповедует истинное знание «заблудшим овечкам» из числа «отсталых аборигенов». И это знание не включает в себя передовой отечественный современный и исторический опыт, поскольку преподавательский состав оторван от отечественной практики.

Возникает вопрос: кто из преподавателей ЦШИ имеет высокую альпинистскую квалификацию, авторитет в альпинистском сообществе и богатый практический опыт в организации альпмероприятий (раньше можно было хоть А.Мариева таковым признать, В.Кузнецова, А.Швырёва или А.Аккаева, теперь – разве что В.Молодожёна), в том числе на которых нашли применение новые технические приёмы ? Таковых оттуда выдавили. Почему-то заявленная преподавателем на этот год Е.В.Кузнецова не преподавала, а уж она была бы гораздо полезнее для будущих старших тренеров.

Видимо, испытывая комплекс неполноценности, эти «младореформаторы» отгораживаются от практиков, высоко задирают подбородок и вынашивают планы очистить альпинизм от старых инструкторов путём проведения всеобщей аттестации инструкторов через ЦШИ и насаждения монополии ЦШИ на проведение УТС для инструкторов (всем известны трудности при попытках организации региональных школ инструкторов). Им не интересно мнение, отличное от их позиций.

Среди курсантов искусственно формируется атмосфера неуверенности, если не страха. Чего стоит, например, пресловутая «система штрафов» из нескольких десятков позиций для курсантов ЦШИ за каждое неправильное действие. Причём преподносится это с иезуитской улыбкой: вы не волнуйтесь, мы здесь вовсе не злодеи, которые только и хотят вас оштрафовать. Хотя давно известно, что, если ты боишься сделать ошибку, то ты её обязательно сделаешь.

Надо отдать должное: делаются попытки корректировки «просевшего» имиджа ЦШИ: исключён из речевого оборота инструкторов «кордалет», поскольку это слово стало ругательным (теперь это просто «длинный репшнур»), но все «кружева из кордалетов» (как было названо это нововведение в альпинистском сообществе) остались.

В статье на сайте ФАР уважаемого И.Аленцева по поводу неаттестации 8 из 18 (это просто «апофигей» !) курсантов УТС «Спасение в горах» в мае этого года прозвучало, что у них низкий уровень подготовки, поэтому и такой результат. То есть, курсанты должны самостоятельно где-то освоить новую технику и приехать уже во всеоружии владения ею.

Между тем, на сегодняшний день для самостоятельного обучения новой технике есть два источника: синяя книга «Школа альпинизма» (в которой, кстати, есть и ошибки, и неточности) и обучающие видеоролики с В.Молодожёном и А.Васильевым. Причём на контрольных уроках, которые давали курсанты ЦШИ в июне этого года, возникали ситуации, когда в числе недостатков курсанту указывали на неправильные действия, которые скопированы из этих фильмов. Просто принимающий экзамен имел другую точку зрения на детали выполнения демонстрируемого технического приёма – это произошло на моём экзаменационном уроке по скальной технике. Кстати, ещё мне сделали спорное замечание по слишком слабо натянутым горизонтальным перилам в «П-образных» перилах и наличию перчаток (я потом искал и не нашёл ни в «Школе альпинизма», ни в других источниках каких-то предписаний на этот счёт, видимо, сам должен был догадаться !). И бог бы с ними, этими замечаниями, если бы за них не снижали оценки (мне скостили со 100 до 75) !

В этой связи надо признать мужественными людьми курсантов ЦШИ, которым удалось в условиях когнитивного диссонанса дать свои контрольные уроки и успешно пройти обучение в ЦШИ в этом году.

Преподавательским составом ЦШИ в последнее время применяется интересная форма «обучения» – сами курсанты дают учебные уроки длительностью 30 и 60 минут. Это напоминает ситуацию со щенком, которого бросили в воду и наблюдают, как он сможет или не сможет выплыть. Могут подсказать, а могут и нет, или только намекнуть. И всё это делается с безупречно вежливой улыбкой. Ты можешь дать лучший из 12 уроков в один день (по оценке В.Молодолжёна моего учебного урока по скальной технике «Подъём по перилам с двумя схватывающими»), а в другой можешь поплыть не туда, и тебе с той же безупречно вежливой улыбкой скажут: «Ну мы же тебе намекали, как надо плыть» – это про мой экзаменационный урок на льду. Да ещё утром, в день экзамена, тебе добавляют новую вводную – дополнительную станцию и верхнюю страховку для «сорвавшегося в трещину», хотя ни на демонстрации накануне, ни в учебном фильме этого не было, да и рельеф этого не требовал – он был условный. Мудрено было не сделать ошибки в расстановке обучаемых. А ещё, оказывается, вместо «сорвавшегося в трещину» я должен был опустить рюкзак. До сих пор не возьму в толк: зачем в таком случае дополнительная станция и верхняя страховка для рюкзака ? В результате, урок остановили до его окончания (якобы в связи с тем, что надвигался дождик !), оценка – 65 баллов. Так что кавычки со слова «обучение» я в данном случае не снимаю.

Курсанты накануне дня проведения урока получают тему для урока и готовятся по «Школе альпинизма» и видеоурокам В.Молодожёна и А.Васильева, да ещё по консультациям с преподавателями ЦШИ (которые носят необязательный характер) к проведению урока. И таких уроков, например, на 2 категорию, за 12 дней они дают по 4, а то и больше. Причём 2 из них – экзаменационные, за которые надо получить больше 70 (из 100) баллов. Параллельно с этим, на 3-й или 4-й день пребывания, им даётся задание подготовить к концу обучения объёмную курсовую работу. Счастье, что в этом году их избавили от написания ещё и учебной программы. А то вообще курсанты не знали бы, за что хвататься.

А в последний учебный день курсантам предстояло сдавать экзамен, хорошо хоть в устной форме (не тестирование, как раньше – и то слава богу), при этом в билете – 7 вопросов, а перечень из 86 тем дали курсантам за день (!) до экзамена.

Возникает вопрос по профессионализму или порядочности преподавателей ЦШИ: вы не могли это сделать заранее (дать темы для курсовых и экзаменационные темы), за месяц-другой до начала обучения ? Кстати, на сеансе видеоконференцсвязи перед обучением слушателям было сказано, что входного теста «капризный клиент» не будет, а по приезду мы узнали от В.Молодожёна, что они его решили таки провести после скалолазного теста на 6А. Без комментариев, как говорится.

Кстати, за два последних испытания – курсовую работу по документационному обеспечению альпмероприятия и устный экзамен – я получил по 95 баллов. Без ложной скромности, и это могут подтвердить ребята, был подготовлен к ним лучше всех из 12. В этой связи большое спасибо руководству ЦШИ за возможность пройти весь курс и показать свою состоятельность по двум, наиболее важным, с моей точки зрения, для будущих старших тренеров позициям.

В целом же атмосфера в ЦШИ при обучении создаётся искусственно напряжённая, а должна быть созидательной и творческой. Более того, атмосфера порой просто инквизиторская. Два курсанта – О.Солопенко и С.Шуртаев не сдали контрольный урок на льду, приехали на следующий год пересдавать – у них по второму разу не зачли, причём под надуманными предлогами. Да только за то, что парни проявили настойчивость и целеустремлённость, они были достойны положительной оценки !

Ещё одна тема для дискуссии: вступительный скалолазный тест. Скажите, на милость, кому нужна 6А онсайт при поступлении курсантов в ЦШИ, особенно на 2-ю категорию ? И насколько вообще правомерно его введение ? Да и все ли сами преподаватели ЦШИ пройдут этот тест ? Цитата из «Правил проведения альпинистских мероприятий»: «Старший тренер должен иметь квалификацию не ниже КМС (без обязательного подтверждения)». Инструктор ходит на восхождения с участниками максимум на вершины 4-й категорий трудности. Для показа технических приёмов и контроля за деятельностью других инструкторов старшему тренеру альпмероприятия или командиру отряда (даже разрядников) большего и не надо. Так ЦШИ старших тренеров или гидов готовит ?

Подытоживая сказанное, надо отметить, что в целом преподавателями ЦШИ проделана большая подготовительная работа, разработаны курсы и программы, сформированы темы уроков и курсовых работ. Но при этом, увы, все недоработки и «сырые» места перекладываются на плечи курсантов.

Создаётся общее впечатление, что сама ЦШИ в целом становится не локомотивом, а тормозом на пути развития альпинизма в России, и в таком формате ЦШИ членам ФАР явно не нужна.

Два слова о «Программе подготовки альпинистов».

Существовала «Программа…», одобренная в 2007 году. Потом появилась «Программа…», утверждённая Правлением ФАР в 2017 году, в которой упоминались 4 приложения, но самих приложений не было. И вдруг эти 4 приложения появляются на сайте ФАР в разделе «Учебно-методическая комиссия» и становятся обязательными для курсантов ЦШИ, да и для всего альпинистского сообщества. Эти приложения не утверждены ни Правлением ФАР, ни иным каким-то образом, то есть тихой сапой, без обсуждения ни то что альпинистской общественностью, но даже и Правлением ФАР, эти приложения стали обязательными для всех (в том числе всякие «редиректы» и прочее) ! УМК и ЦШИ стали мессией, не учитывающей ничьего мнения, кроме своего !

Иными словами, ни Президент, ни Правление ФАР не определяют кадровую политику и основные направления развития классического альпинизма. Это делает ЦШИ. Произошла тихая «цветная революция».

Уважаемый Президент ФАР и члены Правления ФАР ! Вы в курсе этого процесса ?

Вопрос к господину А.Одинцову: Александр Николаевич, как руководитель ЦШИ, насколько Вы глубоко вникаете в дела ЦШИ ? Может пора вникнуть, взять быка за рога и навести там порядок ?

В этой связи представляется целесообразным следующее:

Пересмотреть содержание приложений к «Программе подготовки альпинистов» с участием мнения экспертного сообщества, причём обязательно с персональным участием членов Правления ФАР и региональных федераций, и учётом отечественного опыта, утвердить пересмотренные приложения Правлением ФАР – это можно поручить УМК и дирекции ФАР под обязательным контролем вице-президента ФАР или члена Правления ФАР. При этом отдельно привлечь альпинистов высокой квалификации, которые в последние 2-3 года имели опыт хождения 5Б-6-й категории трудности – пусть они оценят, насколько применимы предлагаемые технические приёмы.

Скорректировать на основании утверждённых приложений к «Программе….» основной на сегодняшний день учебник «Школа альпинизма» – это можно поручить дирекции ФАР и ЦШИ.

Подготовить на основании «Программы….» и «Школы альпинизма» конкретные и чёткие методические рекомендации к каждому учебному и экзаменационному уроку по темам «Программы…» – вот как раз этим и должна заниматься ЦШИ. Ибо отсутствие таковых является основной причиной неудачных уроков у курсантов (например, мой урок по ледовой технике).

Пересмотреть тренерский состав ЦШИ. Привлекать к тренерской работе в ЦШИ представителей региональных федераций. Я помню, что уважаемый П.Г.Леонов выражал готовность отработать в ЦШИ одну-две смены. То же, полагаю, смогут сделать и другие регионалы из ведущих центров развития альпинизма, например, Красноярска, Томска или других регионов. Это поможет, кстати, снизить непомерную на сегодняшний день плату за обучение. Полагаю, что во всём этом ключевая роль должна принадлежать руководителю ЦШИ А.Н.Одинцову.

Повернуть ЦШИ лицом к альпинистам, убрать инквизиторскую систему штрафов, вернуть позитивную и благоприятную психологическую атмосферу в процесс обучения, сохранив при этом оценочную систему для уроков. Для этого достаточно волевых решений руководителя ЦШИ.

Хотя, конечно, можно всё оставить и без изменений в ЦШИ, но при этом болезнь будет загоняться вглубь, а латентный кризис – нарастать.

Кобыляцкий Николай Григорьевич,

г. Ставрополь,

КМС, инструктор-методист 3 категории,

судья всероссийской категории,

кандидат социологических наук

Больше не могу молчать: о проблемах подготовки инструкторов в ЦШИ.

Сначала о себе: Енин Владимир Ильич, 1951 г.р., образование высшее (в 1976 году с отличием закончил Краснодарский институт физкультуры в ранге мастера спорта, чемпиона СССР среди студентов по борьбе самбо ), с 1991года проживаю в Ставропольском крае (г. Невинномысск, с 2002 г. – г. Ставрополь). КМС по альпинизму, инструктор 1 категории, спортивный судья ВК, 6 сезонов был нач. учебной части АУСБ Узункол, с 1992 года – участник всех альпинистских мероприятий Ставропольского края в качестве инструктора, ст. тренера или ОБ. Один из руководителей двух Ставропольских региональных школ инструкторов альпинизма (2002 и 2006 г.г.). Всего 109 смен работы инструктором, из них 58 – в качестве старшего тренера.

Как альпинист проходил школу Краснодарского альпинизма (ходил в двойке ещё с Ахтырским О.А.), школу Львовского альпинизма (в компании Болижевского В., СенчиныА.), школу Ленинградского альпинизма (в компании Солонникова Вик Саныча). Везде старался брать лучшее.

Вместе с тем до развала Советского Союза альпинизм для меня был чистым хобби, больше занимался борьбой (двукратный чемпион Вооруженных Сил, двукратный призер Чемпионатов СССР, не чемпион Европы и мира только потому, что не стал мириться с подковёрными действиями тренерской и судейской мафии, гордо послал всех на фиг, потом понял, что зря, надо было бороться и с этим). 12 лет работал во Львовском институте физкультуры ст. преподавателем цикла борьбы самбо и дзюдо, имею 8 подготовленных мастеров спорта и двух призеров Первенств СССР один по самбо, один по дзюдо. В 1985 году закончил очную аспирантуру в институте Лесгафта (Ленинград), в 1986 году защитил диссертацию в Ленинградском университете (кандидат психологических наук), по направлению «возрастная и педагогическая психология» по тематике «формирование психических свойств личности подростков в процессе занятий спортом». Судья Республиканской категории по борьбе самбо и по борьбе дзюдо, в 1989 и 1990 годах привлекался к работе со сборной Украины по борьбе дзюдо в качестве тренера – психолога. Но с развалом Союза пришлось вернуться в родные края.

В те годы в Ставропольском крае спорт никому не был нужен, в крае нет ни специализированной ДЮСШ, ни института физкультуры. Благо есть ученая степень, преподавал и на спортфаке Ставропольского пединститута, и в куче вузов практически все разделы психологии от общей и возрастной до юридической и инженерной. Разработал и вел тренинги по «деловому общению» и «конфликтологии». От скуки по тренерской работе создал с нуля секцию альпинизма в Невинномысском энерготехникуме, сделал там скалодром, в Невинке у меня выросли 8 инструкторов альпинизма (среди них известные альпинистскому сообществу Африн Андрей, Бойко Евгений, Скрипник Эдуард, Фурсов Сегей). В 2002 году получил приглашение в Ставрополь на должность заведующего кафедрой физкультуры Технологического института сервиса. За 2 года из ангара для приема стеклотары сделал прекрасный спортзал, включающий игровой зал, небольшой тренажерный и самый большой в крае скалодром. С 2004 года по настоящее время провожу там тренировки альпинистов и скалолазов. Всего под моим непосредственным руководством выросли 25 инструкторов альпинизма (кому интересно, могу прислать поименно), два мастера спорта по альпинизму (Бойко, Скрипник), 10 инструкторов прошли современную ЦШИ, 16 современных жетонистов. С каждым беседовал о том, чему и как учат.

Для чего все это длинное описание, совсем не для того, чтобы похвастаться чем-то, мне это уже не нужно, скоро 70 лет, с 2014 года я борюсь с последней стадией рака. Но горы, альпинизм это как вечная любовь (борьба была больше как профессия).

Не хочется уходить, не попытавшись исправить то, что мешает дальнейшему развитию моей вечной привязанности. Извините за высокопарность, но, по причине болезни, думаю, имею право.

Негативных разговоров среди альпинистов о порядках в ЦШИ и на жетоне очень много. Повторять их не буду. Приведу минимум конкретных примеров:

Солопенко Олег, новоиспеченный КМС, жетонист едет в ЦШИ. Перед этим, он уже работает с молодежью в Буденновске, привозит к нам на сборы старших подростков и более взрослую молодежь, полностью сам их организовывает. Я обычно перед поездкой в школу инструкторов даю возможность ребятам поработать на реальном мероприятии помощником инструктора, Олег проявил себя просто отлично. Едет в ЦШИ, все нормально, но что-то ляпнул языком непотребное в адрес преподавателей школы в узком кругу курсантов и кто-то «настучал». Сразу начались репрессии и придирки в отношении к нему, в итоге не зачли лёд. На следующий год поехал пересдать лед, его снова «прокатили». А в это время, ни с того ни с сего мне звонит Алий Хусеевич, директор Безенги и благодарит меня за подготовку такого классного парня как Олег. А вот руководству ЦШИ он почему-то не подходит, хотя я знаю, что загубили просто отличного инструктора.

А что такое отличный инструктор? Это не только техника, безопасность и т.п., главный показатель, на мой взгляд – сколько твоих участников продолжили заниматься альпинизмом, скольким ты привил любовь к горам и философии альпинизма.

Второй пример: моя воспитанница, чистая перворазрядница, отличница-студентка, хорошо владеющая компьютером, учится в ЦШИ, получает отличные оценки, одну смену стажировки. Но, по итогам учебы в ЦШИ, она не знает «с какой стороны подойти к участникам», для нее работа с участниками – это стресс и что же ? – давно забросила и альпинизм, и работу инструктора.

Есть и другие примеры того, что курсанты, имеющие реально хорошую альпинистскую подготовку, получают не очень хорошие оценки и по максимуму количество смен стажировки. Например, Евгенов Сергей, новоиспеченный жетонист, КМС, первым лазает шестерки и получает 2 смены стажировки. Причина ? Смеет иметь собственное мнение по поводу некоторых технических элементов, преподаваемых в школе.

И конечно, всем известно, с какой доминирующей фразы начинается преподавание в ЦШИ:

«Забудьте весь советский альпинизм!»

В нашем крае остро не хватает на сегодня толкового инструктора со второй категорией, который будет реально работать и по организации мероприятия, и по его проведению и по отчетным документам. Подготовку таких людей я веду. Прошлый год пандемия не дала поехать в школу, в этом году убедил двоих поехать повысить инструкторскую категорию, постарались предусмотреть все негативные наезды (новое снаряжение, изучение современных требований, методической литературы, никакой критики, никаких возражений преподавателям и т.д. и т.п.). Поехали:

Кобыляцкий Н.Г. – КМС, жетонист, судья ВК, 22 смены работы инструктором, плюс 2 – в качестве ОБ, имеет опыт проведения Всероссийских соревнований в качестве главного судьи и секретаря, руководства краевой федерацией в качестве Президента, большой опыт руководящей работы в чиновничьих кругах правительства края, педагог по образованию, кандидат социологических наук, реально помогает организовывать альпинистскую работу в крае, в 2020 году награжден почетной грамотой ФАР за большой вклад в развитие альпинизма.

Бойко Е.В. – три года назад стал мастером спорта по классическому альпинизму (впервые за 30 лет развития Ставропольского альпинизма), первым лазает маршруты 6Б, жетонист, судья первой категории, 20 смен работы инструктором, плюс две смены в качестве ОБ, шесть лет проводит чемпионаты города и края по альпинизму в скальном классе в качестве главного судьи, при этом сам готовит трассы. Много лет работает спасателем в г. Ставрополе.

Каков же результат их учебы в ЦШИ на 2 категорию?

Кобыляцкий Н.Г. не смог пролезть скалолазную трассу с нижней страховкой (парень болел в октябре коронавирусом, не смог до конца восстановиться физически), хотя зачем старшему тренеру лазать первым шестерки ? Его сразу попытались отчислить, он попросил разрешения у руководства ЦШИ просто ходить на занятия-позволили – спасибо! Я узнал об этой ситуации случайно, обратился к руководству ФАР, ему разрешили дальше продолжить учебу, думаю, со скандалом среди педагогов школы, но при этом начали обращать на него «особое» внимание. В итоге завалили на цикле льда, все остальное, в том числе выпускной экзамен, сдал. Итог – не аттестован.

Бойко Е.В. видит такую ситуацию с Кобыляцким, начинает нервничать, совершает мелкие ошибки, в итоге ему не зачли скалы и лед. Ну кто может научить технике альпинизма лучше, чем человек, который первым лазает 6А и 6Б? Таких людей в принципе мало в нашем альпинизме, их них, желающих работать старшим тренером, еще меньше. А вместе с тем, мы знаем инструкторов, которые нанимают сильных спортсменов, чтобы те просто протащили их по 6А и для них у педагогов ЦШИ нет никаких вопросов, успешно присваивают вторую категорию!

Вывод напрашивается сам – те, кто закончил не «современную» ЦШИ, они не в тренде, всех надо душить, не давать роста и учить жизни!

И конечно, абсолютно все, кто учился в ЦШИ, отмечают отвратительный психологический климат в отношениях курсант – руководство школы, постоянный стресс для курсантов в виде угрозы быть не аттестованным, перегрузка незначительными мелочами технических элементов, часто мертвых и нигде не применяемых в реальном альпинизме. Менторский (сверху вниз) стиль общения с курсантами, неискренность даже в улыбках преподавателей, которая легко читается наблюдательными людьми, перегрузка второстепенной теоретической информацией (например, «Теория потребностей Маслоу», от правильности которой сам автор давно отказался). Уверен, что преподаватели ЦШИ знают материалы психологической информации для курсантов, но знать теоретический раздел психологической подготовки альпиниста и уметь применять его в своей работе с курсантами две большие разницы. Это как в спорте – некоторые на тренировках творят чудеса подготовленности, а на соревнованиях не могут продемонстрировать и 50 % от того, что умеют. Видимо, такой состав преподавателей подобрался в ЦШИ на современном этапе.

Неужели преподаватели ЦШИ не понимают, что вся информация, которая навязывается бездоказательно, без четкой демонстрации реальной необходимости и преимущества того или иного технического действия, отвергается человеком не только на уровне сознательной необходимости усвоить и сдать зачет, но и, главное, на подсознательном уровне. Навязанное мнение, в реальной ситуации, добровольно никогда не будет учитываться.

Впечатление такое, что преподаватели ЦШИ специально настроили искусственных барьеров-требований между собой и курсантами. Цель создания барьеров – сформировать у курсанта комплекс неполноценности, длительное стрессовое состояние и иметь возможность, по своему усмотрению, кого-то прощать и миловать, а кого-то карать, дабы неповадно было другим, хоть что-то возразить или усомниться в «божественности небожителей». Они принципиально не хотят или не умеют видеть и оценивать реальный инструкторский потенциал курсантов.

Думаю, достаточно примеров, перейду к тому, что крайне необходимо исправлять в работе современной ЦШИ, на мой взгляд:

Вспомнить и реализовать на практике работы ЦШИ основные психологические и педагогические принципы обучения.

Дать ясное понимание курсантами, что такое:

А) физическая подготовка альпиниста;

Б) Техническая подготовка альпиниста;

В) Тактическая подготовка альпиниста;

Г) Психологическая подготовка альпиниста.

Четко определить, из чего состоят и как эти стороны подготовки взаимосвязаны между собой, чем отличаются эти понятия в общей подготовке альпиниста от специальной подготовки к конкретному восхождению или соревнованию.

Инструктору надо дать реальное представление о том, чему учить, в какой последовательности, что закреплять, что требовать из каждого раздела подготовки на уровне НП-1, НП-2, СП-1, СП-2, СС-1, СС-2, СМ. Этот материал частично есть, но мало конкретики и взаимосвязи. Неплохо сделать отдельные методички для подготовки альпинистов разного уровня, эти методички нужны не только инструктору, но и участникам, особенно в регионах, где не налажена систематическая работа.

Надо больше давать знаний и умений по реализации наиболее оптимальных методов и приемов обучения на разных этапах подготовки альпиниста. А здесь, как раз, крайне необходим опыт и знания реальной работы с альпинистами и в советское время и в настоящее, и в центре и в регионах. Методы и приемы обучения должны изучаться, систематизироваться и рекомендоваться к применению, важно и здесь издавать методический материал.

Для подготовки на 2 категорию обязательным разделом должны идти знания по следующим направлениям:

А) Юридические тонкости организации и проведения А/М, действий при несчастном случае.

Б) Организация, проведение и завершение А/М, соревнования;

В) Разбор и обогащение опыта создания секций, клубов, федераций альпинизма на местах, примеров успешной работы низовых коллективов с чиновниками спорткомитетов разного уровня.

Могут ли современные педагоги ЦШИ перестроится и начать давать не надуманные и мало-реализуемые знания и умения курсантам ? Мое категоричное мнение – НЕТ!

У них нет соответствующего спортивного, организаторского и инструкторского опыта.

Что делать? Предлагаю два варианта:

Силами правления ФАР, альпинистского сообщества, с привлечением наиболее квалифицированных и уважаемых альпинистов, сделать серьезную ревизию и переработку материалов ЦШИ. Взять оттуда лучшее, добавить из советского альпинизма, из современного реального соревновательного и восходительского опыта. Полностью сменить преподавательский состав.

Если этого не произойдет, предлагаю альпинистскому сообществу на несколько лет игнорировать обучение, повышение квалификации в такой ЦШИ. А освободившиеся преподаватели ЦШИ пусть покажут реальный класс по развитию альпинизма на местах.

Р.S.

1. Хочется спросить Александра Николаевича Одинцова как нового организатора и руководителя ЦШИ, который весь прошлый год собирал информацию среди альпинистской общественности о работе ЦШИ и Жетона (насколько я знаю, информация была крайне негативной), были обещания разобраться и принять меры по устранению недостатков – КОГДА ?

Как видим, от слов до реальных дел еще очень далеко!

Прошу все региональные федерации, в лице руководителей и всех курсантов, отучившихся в современной школе, кратко написать лично мне свое мнение по работе ЦШИ и по двум вариантам предложений, или оставить комментарий на сайте ФАР и других информационных площадках. Анализ ваших отзывов будет донесен до руководства ФАР (без разглашения фамилий, если не захотите) и позволит сделать правильные выводы как «наверху», так и в Ставропольской краевой федерации альпинизма.

Может, мы просто «гоним волну», как «обиженные», и нам самим надо бросать это дело, как неспособным «вписаться в современный тренд»?

Мои контакты: eninSTIS@yandex.ru тел. 8-928-941-14-44 (не вацап)

58


Комментарии:
20

Николай: редактируйте статью убрав "обучение" и включив "новости" - тогда эта статья появится в основной ленте и её увидит больше народу.

Полностью поддерживаю позицию Ставропольской ФА по этому вопросу. В нашем клубе -160 человек, и инструкторов катастрофически не хватает. Стоимость обучения в ЦШИ неподъемная. Хотел провести РШИ (для своих нужд!), но Правление её зарубило. На летние мероприятия искал инструкторов по всей России: все на заработках- Эльбрус, Казбек, Ленина, Белуха, с военными работают... А в ФАР работать некому! Спрашивается: на кого работает ЦШИ? Что сделала ФАР, чтобы обеспечить своих членов, платящих взносы на её содержание, инструкторами? Много лет задаю вопрос Правлению: "Работают ли выпускники ЦШИ на альпмероприятиях ФАР?" Есть фамилии выпускников, есть отчеты о проведении альпмероприятий в ФАР с фамилиями работавших инструкторов. Ответа нет!

Далее: чему учит ЦШИ? У нас в СССР была своя, отечественная Школа, доказавшая восхождениями наших альпинистов - воспитанников инструкторов этой Школы, своё высокое место в мировом альпинизме. Мы же похерили весь свой опыт, приняв за основу Канадские методики. Поинтересуйтесь, чем канадский альпинизм проявил себя, какими достижениями мирового уровня? НИКАКИМИ. Зачем же мы хорошее "свое" променяли на худшее? На корделеты, редиректы и клеймхесты?

В отечественной Школе на первом месте стояло воспитание, передача опыта и традиций от старших поколений младшим. Что стоит на первом месте сейчас? Вопрос риторический. На первом месте - "знание ста способов применения корделета") Но ведь технические приемы обращения со снаряжением постоянно меняются, и то, что вчера было неоспоримо правильным, сегодня уже не правильно. А завтра будет неправильным то, что "правильно" сегодня. Зачем столько времени и внимания уделять работе со снаряжением? Ведь полезнее использовать это время на преподавание методик обучения альпинистов и проведения учебных восхождений.

Я обращался к Президенту ФАР в том числе и по проведению РШИ: есть решение ВЫСШЕГО органа управления ФАР - конференции: разрешить проведение РШИ! И с тех пор не разрешено ни одной РШИ: проводились несколько раз на местах Выездные Школы - филиалы ЦШИ, с теми же преподавателями ЦШИ. Что они знают такого, чего не знаю я? Или другой опытный мастер спорта- инструктор первой категории, имеющий в отличии от преподавателей ЦШИ на порядок (а то и на два) больше времени работы с отделениями и, соответственно, опыта! Я уже не говорю об альпинистском опыте. Возьмите Сергея Бернацкого, Петра Леонова, Олега Капитонова и многих других. Пока есть еще кого брать, пока еще не поздно вернуть отечественный опыт.

Президент через посредников обещал обсудить наболевшее: вначале - лично, потом - обещал созвониться. Забыл, наверно!

С уважением, Михаил Ситник 1951 гр, мсмк, 1 кат., учебная работа в альпинизме непрерывно с 1978 года, начуч Горной Школы "Категория трудности", проводящей последние 11 лет учебные альпмероприятия в горах до 200 дней ежегодно.


11

Долгое время искал достижения канадских альпинистов. Сам не читаю на английском, периодически просил своих друзей и знакомых что-либо найти. Ничего похожего на уровень Российского и Советского альпинизма не встречали. И вдруг нашли канадский "Золотой ледоруб" - В.Бабанов получил канадское гражданство до вручения ему вышеназванной награды.

Полностью согласен с автором поста. Часто приходится работать старшим тренером и или инструктором. Часто приходится негативно высказываться о полученных в современной ЦШИ знаниях.


0

Я понимаю, Михаил, что вам "за державу обидно" и вообще, всяк альпинист свои методики хвалит, но не в Канаде тут дело. Методики-то общие, UIAA (интересно, кстати, почему никого не коробят австрийские "шуцбундовские" методики, с которых начался огранизованный советскый альпинизьм). То, что Рональд из Канады - дело случая. Мог быть человек и из Италии, и из Франции. И вы бы писали тогда: какими достижениями могут похвастаться итальянские альпинисты?

Давайте обратимся к истокам, когда все начиналось. А дело было так:

Особенностью этой школы станет внешняя экспертиза, которая будет проводиться двумя известными международными альпинистскими организациями – UIAA и UIAGM. С 19 июня и до окончания программы в Безенги будут работать официальные представители UIAA и UIAGM - Urs Tinner (Швейцария), Jean-Francois Hugenmuller (Франция) и Ronald Whitehead (Канада). Зарубежные эксперты в течение 10 дней будут изучать российскую систему подготовки инструкторов альпинизма.
Канадец Ronald Whitehead приезжает в Россию по приглашению ФАР и делегирован Mountaineering Commission UIAA с целью проверки нашей школы инструкторов на предмет соответствия международному образовательному стандарту по подготовке инструкторов альпинизма и руководителей (лидеров) альпинистских групп - UIAA Standards Training.

Что мы видим на этой интересной картинке? Международный образовательный стандарт - UIAA Standards Training. Так что нечего пенять на Канаду - не в ней дело.
Если есть недовольство UIAA надо так и сказать - ну их в баню, будем сами с усами. Пусть уезжают, и клеймо своё с собой заберут.


2

Изучила Канада досконально советскую школу. И нечего нам на Канаду пенять, не в ней дело. Так и есть. Дело намного серьезнее.



Прогнулись в своё время перед Западом, дабы получить международную сертификацию в ожидании наплыва иностранных альпинистов на обучение в ЦШИ, заработать валюту.

Обломалось. Школа не только за бугром, но и внутри страны не обрела репутацию. Приходится подкреплять административным ресурсом и создавать искусственно монополию.

Может, пора разогнуться и повернуться лицом к Отечеству ?


12

Да не один ли хрен: канадская школа или какая другая? Зачем она была нужна? ЗАЧЕМ ПОНАДОБИЛОСЬ ПОХЕРИТЬ ОПЫТ ПОКОЛЕНИЙ АЛЬПИНИСТОВ СССР В УГОДУ ЗАГРАНИЧНОЙ КРАСИВОЙ ИГРУШКЕ? Что мы от этого выиграли и что потеряли? Да, выиграли признание УИАА. А что нам от этого признания? Ровным счетом – ни-че-го! Ни теплее, ни холоднее: никак! Проиграли: потеряли свое лицо, свой (не забугорный) опыт! Богатейший опыт! Которым гордиться надо, а мы стесняемся вслух говорить о нем, как о чем то неприличном - о сексе или походе в туалет...


21

"Может, мы просто «гоним волну», как «обиженные», и нам самим надо бросать это дело, как неспособным «вписаться в современный тренд»?" - Ну нет, это Васисуалием Лоханкиным пахнет: "Может быть, именно в этом великая сермяжная правда!

Владею всеми современными техниками обращения со снаряжением, хотя часто пользуюсь и старыми. Не в техниках дело, в акцентах при обучении. Если человек прекрасно и надежно лезет по любым формам горного рельефа любой сложности - флаг ему в ...руки: пусть теперь изучает тысячу способов использования кардолета, редиректы с пруссик-парселами и ассистированный подъем: может и пригодится когда. Но когда чел без зажима и перил в горах шагу не сделает, то зачем ему все это?

Так что волну гоним правильно, если нам не безразлична судьба альпинизма.


1

Согласен!
Должен лезть, особливо инструктор, 6а хотя бы вылезать на онсайт!


5

И инструктор, работающий с отделениями (особенно в Крыму) - онсайт не ниже 6b иметь должен. Но согласен с Н.Кобыляцким - для ОБ или СТ это лишнее - они на гору с отделением не ходят (если не хотят, я хочу, хожу, но для этого и лажу до сих пор)


3

А это действительно так? - "И конечно, всем известно, с какой доминирующей фразы начинается преподавание в ЦШИ: «Забудьте весь советский альпинизм!» "


12

с какой доминирующей фразы начинается преподавание в ЦШИ: «Забудьте весь советский альпинизм!» ".....для многих это как в душу плюнуть...Забыть лучшие годы тоже.?..как первый раз под руководством инструктора ступил на свою первую вершину?..и многое многое...

Услышь я такое...сразу развернулся бы и домой


9

Исходный постулат – Региональные Федерации Альпинизма и клубы входят в ФАР, ожидая от неё помощи и поддержки, но не помех в своей работе (их и так хватает).

Проблема 1.

Нехватка в клубах и федерациях квалифицированных инструкторов для ведения подготовки альпинистов дома и в горах.

Причины (основные):

- подготовка новых инструкторов в ЦШИ по стоимости для большинства малодоступна, а проведение РШИ в нарушение решения конференции- высшего органа управления ФАР, правлением запрещено. Монополия на подготовку инструкторов, отсутствие конкуренции – основная причина высокой стоимости и отсутствия стремления её снизить.

- выпускники ЦШИ не идут работать в свои клубы и федерации, а работают в основном в коммерческом альпинизме и в обучении силовиков, где не плохо платят. Таким образом, ЦШИ работает не на членов ФАР, а на коммерческий альпинизм.

- старые кадры инструкторов из СССР: хорошо подготовлены для учебной работы и не смотря на возраст работают в федерациях, клубах, альплагерях, альпмерорприятиях ФАР, но малознакомы с новыми техниками работы со снаряжением, при этом переподготовка старых инструкторов платная и дорогостоящая, для них неподъемная.

- одна из формальных причин, препятствующих проведению РШИ – отсутствие обученных и аттестованных преподавателей и тренеров для работы в РШИ. Переаттестация в ЦШИ то же платная.

Выход: провести БЕСПЛАТНО для регионов переобучение и аттестацию действующих инструкторов 2-1 кат. не ниже кмс. Критерии оценки аттестуемых должны быть разработаны экспертной группой, с участием представителей регионов. Аттестация должна быть непредвзятой, прошедшие её получат возможность преподавания в РШИ. Затем РФА и клубы по потребности будут проводить свои РШИ, обеспечивая себя инструкторами. Достаточно обеспечить для начала кадрами несколько крупных регионов: Сибирь, Питер, Москву, юг (Крым и Северный Кавказ) - т.е. не более 15-20 человек. Эти же люди смогут проводить переподготовку и переаттестацию старых кадров на местах.


7

Предложение М. Ситника о бесплатном переобучении ведущих инструкторов регионов 1 -2 категории, вещь хорошая. Но кто сказал, что старшее поколение альпинистов не знает современные техники, которое дает ЦШИ? Мы регулярно, с ведущими альпинистами края, общаемся с выпускниками ЦШИ, что считаем нужным внедряем обязательно, но "косяки", которые рекомендует ЦШИ и Жетон отметаем безоговорочно, конечно после дискуссии и приведения доказательств. Например спуск пострадавшего с сопровождающем на одинарной веревке ( вторая страховочная). Только тот, кто никогда не висел так на реальных спасработах с акьей на перевес, может дать такую рекомендацию. Наверное, на чищенных скалах Канады, это достаточно безопасно. Кроме этого, стараемся участвовать в официальных соревнованиях ФАР (скальный класс, технический класс) и там изучаем современную технику восхождений и ошибки.

Вместе с тем, организацию и проведение региональных школ по подготовке инструкторов и жетонистов ( пусть это будет даже "региональный инструктор 3 и 2 категории", считаю крайне важной!!! Но кто же откажется от такой прибавки к финансовому спокойствию?


1

Предложение М. Ситника о бесплатном переобучении ведущих инструкторов регионов 1 -2 категории, вещь хорошая. Но кто сказал, что старшее поколение альпинистов не знает современные техники, которое дает ЦШИ? Мы регулярно, с ведущими альпинистами края, общаемся с выпускниками ЦШИ, что считаем нужным внедряем обязательно, но "косяки", которые рекомендует ЦШИ и Жетон отметаем безоговорочно, конечно после дискуссии и приведения доказательств. Например спуск пострадавшего с сопровождающем на одинарной веревке ( вторая страховочная). Только тот, кто никогда не висел так на реальных спасработах с акьей на перевес, может дать такую рекомендацию. Наверное, на чищенных скалах Канады, это достаточно безопасно. Кроме этого, стараемся участвовать в официальных соревнованиях ФАР (скальный класс, технический класс) и там изучаем современную технику восхождений и ошибки.

Вместе с тем, организацию и проведение региональных школ по подготовке инструкторов и жетонистов ( пусть это будет даже "региональный инструктор 3 и 2 категории", считаю крайне важной!!! Но кто же откажется от такой прибавки к финансовому спокойствию?


7

Еще! Судя по номерам выданных ФАР удостоверений инструктора - в ФАР их около 2000. Это на 2500 членов ФАР ( в числе которых и часть этих инструкторов), то есть каждому члену ФАР по инструктору. ГДЕ ОНИ?????


4

Мне задал вопрос Сергей Ковалев: "А в чем ФАР не выполняет своих обязанностей? Разрабатывает и аттестовывает. Если люди потом не хотят работать на альпмероприятиях ..., как ФАР их может заставить работать именно с вашим клубом? Оплачивайте обучение своим людям и заключайте с ними договора на обязательную работу именно на вашем АМ. Это ведь очевидное решение?"

Ответ: "Вот, к примеру, создана партия «Колхозник», которая пообещала улучшить дела в колхозном сельском хозяйстве. Я своим колхозом поверил и вступил. Партия говорит мне: «Мы обязались и готовы тебе помочь, но для этого тебе нужны специалисты - агрономы, без них ты не должен ничего делать, вообще. Ты не волнуйся, этих агрономов мы хорошо подготовим и аттестуем. Но работать без них ты права не имеешь – будешь работать без них - тебя накажем.»

Партия за большие деньги готовит агрономов, но они куда-то уходят – в другие области сельского хозяйства, не подконтрольные нашей партии: к фермерам, в военные агрохозяйства, работающие из госбюджета и могущие заплатить больше. А я не работаю, жду, теряю время: агрономов не хватает. Поля простаивают, народ голодает. Спрашиваю: «Ну когда же агрономы приедут?» Такие как ты руководители партии говорят мне: «Да ты им платить много не можешь, вот они и уходят на сторону, где платят больше».

А откуда много им платить, когда хозяйство – колхозное. С другой стороны – это же вы, партия «Колхозник», пообещали улучшить именно колхозное хозяйство, а не помочь фермерам и совхозам! Улучшить мои дела! Так дайте же мне агрономов! Мне говорят: «Мы же сдержали свои обещания: обучаем и аттестуем!» И закрадывается у меня крамольная мысль: может мне самому этих агрономов подготовить, из своих, колхозников? Мне говорят: «Нет, нельзя! Ты их плохо подготовишь, мы сделаем это лучше! Хочешь своих колхозников агрономами сделать – заплати нам бешенные деньги – примем, обучим, может и аттестуем потом даже» А я сам себе думаю: «Дык не до жиру мне, простаиваю же, мне хоть каких! Бешенных денег партии за обучение заплатить не могу. А сам себе я их бесплатно подготовлю.»

Перед сезоном я искал и до сих пор ищу инструкторов, и ко мне со всех концов идут звонки, письма, обращения: «Помогите найти инструктора, не хватает на альпмероприятие!» Из альплагерей, клубов, РФА. Где выпускники ЦШИ?"


0

Михаил, а сколько сейчас стоит обучение в ЦШИ на одного курсанта?



11

НЕБОЖИТЕЛЯМИ- цши начала становиться очень давно. Начиная С великого канадского кормчего. И вся эта тема поддерживалась и претворялась с ведома и под руководством ФАР и лично волкова и киселева. Попытки что-то говорить о недостатках цши пресекались да ПРОСТО ИГНОРИРОВАЛИСЬ!!! И на всех конференциях ее работа считалась отличной. И региональные " президенты" только теперь стали открыто говорить что цши не цши, а это секта. Я , лично считаю так же ЭТО СЕКТА!!! И эта секта не опустится до признания ошибок , как в методике обучения в " СВОЕЙ " цши, так и в организации обучения. О существующей системе и ее иезуитской подаче знаю от доброго десятка прошедших суровую канадскую школу цши. Как только эти типы стали делить альпинизм на советский и ИХНЕ-КАНАДСКИЙ школе пришла хана. А, АЛЬПИНИЗМ он просто -АЛЬПИНИЗМ !. Предлагаю фар не считать категорию маршрутов законной , ПАТАМУ-ШТО они пройдены в советском альпинизме. Заменить и отменить. Не произойдет перемен в составе цши и не ПРОИЗОЙДЕТ ПЕРЕМЕН ВООБЩЕ. ???? Произойдут если фар заставить считаться с АЛЬПИНИСТСКИМ СООБЩЕСТВОМ.!


8

Все правильно. Но только мы забываем, что ФАР это не Правление и ЦШИ, а мы все! Их чел десять, нас 2700 чел. Кого мы делегируем на конференции, если делегаты молчаливо соглашаются со сложившейся ситуацией? Почему молчим, когда решения конференции Правление не выполняет?


-2

"А раньше всё нормально было"



3

Михаил. Вот именно, кто голосует на этих конференциях? Да те же самые "президенты" региональных федераций, которые одобряли и продолжают одобрять все что не делает фар. И только когда это коснулось конкретно их самих они убедились что от согласия и одобрения всего нового от фар. Бонусов нет! А ведь были люди . которые говорили или точнее пытались возражать всеобщему " ОДОБРЯМС". Но их . как-то по тихому спилили и к трибуне не пустили. Причина почему их не активно поддерживали? Да. много этих причин , но как правило все они мелкие и завязаны на " КАК-БЫ ЧЕГО НЕ ВЫШЛО. ЛУЧШЕ ТАК, А ТО НЕ ДАЙ БОГ, ПРИЙДЕТСЯ ОБРАТИТЬСЯ А ТУТ И ПРИПОМНЯТ" Кстати не лояльность к великой школе и их "гурам " канадцу и киселеву , фар курсанту могла выйти боком и на школе и на " жетоне ". Можно возразить " ДА, ТАКОГО НЕ БЫЛО", но есть и обратные мнения. цши это основная тема, как и "жетон" фар и правления и лично главы фар и все что там не происходит: обучение, методики обучения, требования входные, так и во время обучения - ЭТО С ВЕДОМА И ОДОБРЕНИЯ главы фар, правления. ТАК ЧТО ВОПРОС ТОМУ КТО ПОДНЯЛ ТЕМУ НАДО ЗАДАВАТЬ фар. А не цши. СКАЗАЛ а , давай и следующую букву. Или опять страшно?


1

А что так всполошилась фар , зачем удалила , то о чем писал Кобыляцкий Н. что там такого было что по приказу главы ? Ну вот и пошла оборона редутов . Хрень вся ваша эта возня, защитники. Не взбрыкивайте отобьетесь от этих альпинистов . ВПЕРВОЙ, что ли.!!!! Глава пресслужбы? Лично, как по мне не жохайте , победа будет за вами , фар.!!!


6

Согласен с тем, что многие региональные президенты не высказываются напрямую потому, что опасаются козней в адрес своих членов. Их можно понять, стараются найти баланс между интересами региона и Правления ФАР. Помощи от Правления ФАР ноль, а вот гадости наделать могут много. С другой стороны без работы ФАР ( в основном по юридической легитимности региональных федераций в органах исполнительной власти, по присвоению мастерских званий, судейских категорий) в регионах не обойтись. У нас в стране везде стараются выстраивать четкую вертикаль управляемости, в том числе и в альпинизме. Вопрос сегодня поднял потому, что в Правлении ФАР, на руководящих постах все таки появились люди материально независимые, достаточно молодые, понимающие альпинизм как вид спорта и, надеюсь искренне заинтересованные в действительном развитии альпинизма в России. Всегда хочется думать о хорошем. Косяков в работе ФАР много, исправлять надо постепенно, давайте начнем с ЦШИ. Еще раз предлагаю всем региональным федерациям и всем заинтересованным лицам, прислать лично мне по два слова "поддерживаю капитальную реорганизацию ЦШИ или одобряю ее работу в том виде как сейчас" Со соей стороны, ни в коем случае не предам огласке от кого получил тот или иной комментарий. eninSTIS@yandex.ru

P.S. До сентября собираю информацию. В начале сентября напомню о проблеме и выложу результаты мнения общественности ( прежде всего региональной)для членов Правления . Тогда подождем решений и голосований на октябрьской конференции и сделаем окончательный вывод для себя.


2

Не получится начать только с цши. Не получится! Это главная структурная единица фар!!!!!! И как можно начинать с цши? Правление, глава фар все одобряют и утверждают, а вы предлагаете начинать с этой цши??? Знаю Солопенко лично и знаю что он сказал( сказал все правильно!!!!!) он правильный парень из Буденовска. Но " славная когорта инструкторов УИАА, ректоров УИАА" и прочая , прочая всех титулов и не охватишь, будет жрать его пожизненно! Да и еще и при наличии прессслужбы. Последний перл фар с 1 июля начал действовать указ о новых правилах. Пипец, как здорово.


1

Не получится реформировать цши! цши Это главное структурное подразделение фар. Это его вывеска! Комлектование преподователями, методиками обучения, входными и "выходными" требованиями- это все с ведома главы фар, правления, УМК. И, как это будет выглядеть реформирование без тех КТО ЭТО НАПРАВЛЯЕТ И ВОЗГЛАВЛЯЕТ ??????? Лично знаю Солопенко, достойный парень и знаю что он сказал, когда его там замордовали. И как эта славная когорта инструкторов УИАА, ректоров УИАА ( где они эти "погонялы" находят) не даст ем у хода. А, при нонешнем главе фар имеющем собственную пресслужбу............. Конкретно удачи в битве с титанами-методистами цши!!


0

Извините, отвлекся получилось повторение текста , ну да бывает.


2

Да, знаю А. Капустина лично. И, он лично рассказал очень много из того как и что происходило в этой цши в год его обучения там . И о составе преподов . И чему учат и как построена схема обучения. Почитал на сайте фар что пишет о учебе в этом году Кобыляцкий Н. это полная ....опа. Сравнил о чем говорил Андрей Капустин ничего не изменилось в этой цши. Эти типы ( отвечаю за каждое слово и могу повторить в любом месте) создали какую-то свою особую ЧКОЛУ и будут за нее биться насмерть. и найдут поддержку у своих покровителей ( по-другому их не назовешь).


Чтобы было понятно, о чём говорил А.Капустин, с его разрешения публикую его комментарии:

"Я тоже разговаривал со многими выпускниками ЦШИ... Потому, что мне стала интересна причина роста смертности и количества НС... А потом решил сам туда поехать, несмотря на свой возраст (50 лет, из которых я 27 как КМС) и воочию всё увидеть. И я ахренел. Всё во вложении. Согласен с вами, что многие инструктора ЦШИ (Кроме Аленцева Ивана) не продажные, не из-за денег. Но их, используя недостаточный их опыт, заставили верить в то, что они делают правое дело. И они, не в силах понять вредоносность многих элементов программы обучения, так как тупо не были в соответствующих ситуациях, учат тому, чему учить нельзя..."

"Ну вот, как-то так, по моему опыту ЦШИ...
У меня, а так же у практически всех знакомых КМС-ов и мастеров Советской школы альпинизма, не вызывает сомнения тот факт, что программа нынешней школы инструкторов альпинизма – диверсия запада, направленная на уничтожение наиболее активной и перспективной Российской молодёжи.

А именно, была выполнена следующая последовательность действий:

1. Проанализирована статистика несчастных случаев на предмет причин их возникновения

2. Причины несчастных случаев разбиты на две категории: основные и второстепенные.

3. Программа обучения альпинизму была откорректирована таким образом, чтобы уделить максимальное, сверхсильное внимание второстепенным причинам, и одновременно оставить без внимания основные причины несчастных случаев. Таким образом, создаётся впечатление некой «сверхозабоченности безопасностью», за которой скрывается и становится незаметным вредоносный фактор усиления основных причин несчастных случаев.

Это одновременно создаёт площадку для конкуренции ведущих производителей снаряжения, и позволяет на этом зарабатывать, поочерёдно создавая им рекламу.

Например: «Вот эта оттяжка держит на 1 кН больше вот этой оттяжки, и при этом весит на целых 5 грамм меньше! Этот лишний 1 кН может спасти вам жизнь!»

Одновременно участникам говорят, что наличие верхней страховочной системы – это некая «спорная тема» - типа, если не хотите (а почти никто не хочет) то и не надо. На занятиях с курсантами школы инструкторов использование верхней части ИСС не приветствуется настолько, что граничит с прямым запретом. Не надо иметь большую фантазию, чтобы представить себе последствия срыва спортсмена с рюкзаком в одной нижней системе, например, при движении по гребню или при срыве первого, который на несложных, но опасных скалах двигался первым с нижней страховкой.

Разрешают делать страховочные станции на двух точках, если они надёжные. Отличить надёжно установленную закладку от не надёжной порой не может даже опытный разрядник. В «старой школе» страховочные станции разрешалось делать только на трёх надёжных токах. При этом у каждого спортсмена были ситуации, когда всё равно приходилось делать станции на двух точках, но он знал, что так нельзя, опасно и запрещено. А теперь также точно, зная, что это опасно и запрещено, иногда будут делать станции на одной точке. Комментарии тут излишни.

Приветствуются страховочные станции, работающие «только вниз». Иногда указывается, что «Желательно использование контрточки». При этом страховка осуществляется через устройство, встёгнутое не в станцию, а в страхующего. В реальной ситуации, в случае срыва первого, страхующий, после того, как его (в большинстве случаев) припечатало носом в станцию или в скалу, должен (цитирую) «перенести нагрузку на станцию». Поскольку станция вверх не работает, для этого он должен (цитирую) «перемещаясь в разные стороны, при этом выдавая или выбираю верёвку через устройство, найти подходящее место для устройства новой станции» - которая работает и вверх тоже. В Советской школе, и на практике, нормальная, во все стороны работающая станция делалась сразу, и страховалось через неё. А упомянутый случай рассматривался как крайне не желательное и не всегда допустимое исключение. А сейчас – наоборот.

Крайне негативное отношение к компенсационным петлям на базовых станциях. Вплоть до запрета – если на экзамене завязать компенсационную петлю на станции, экзамен не примут. На них поставлено клеймо «жёсткий олдскул». Приветствуется использование фиксированных станций, когда при изменении вектора нагрузки на 5 градусов, остаётся рабочей только одна точка. Ссылаются на результаты неких лабораторных исследований в очень серьёзных лабораториях. Однако, каждый опытный альпинист знает, что в реальной (а не в лабораторной) ситуации компенсационные петли
гораздо надёжнее на реальном рельефе. Аргумент, что на самокомпенсирующихся станциях при отказе одной точки на остальные идёт динамический рывок – не выдерживает критики. Во-первых, рывок распределён равномерно на все точки, что уже в разы снижает вероятность отказа. Во – вторых, повторный рывок, приходящийся на оставшиеся точки, гораздо слабее первого, приведшего к отказу одной точки, так как существенная часть кинетической энергии падения уже погашена первым рывком. В-третьих, повторный рывок опять – таки равномерно распределён на оставшиеся точки, что в разы снижает вероятность каскадного отказа. И, наконец, если одна из точек самокомпенсирующейся станции слишком далека от мастер – карабина, то ничего не мешает завязать на идущей к этой точке петле рядом с мастер – карабином узел, сократив динамический фактор в разы, и сохранив способность станции к распределению нагрузок. Об этом в школе либо молчат, либо сразу ставят клеймо «Олдскул».

В современной школе альпинизма отменено железное правило, которое спасло жизнь тысячам людей. Отменён запрет выходить на лёд без кошек. Лёд крутизной до 15 градусов считается полностью безопасным, а кошки можно не надевать на льду крутизной 15 – 25 градусов. Отменено требование, чтобы ледоруб был на самостраховке. На льду крутизной до 40 градусов разрешено движение в кошках вообще без ледоруба, просто упираясь в лёд руками для равновесия. Крутизна ледника везде разная. Новички или спортсмены, находясь на леднике без кошек, могут случайно зайти на более крутой участок и улететь с него, возможен срыв и падение в момент одевания кошек на леднике перед крутым участком. При срыве на участке, крутизной 40 градусов и с помощью ледоруба задержаться весьма проблематично, а уж без него – тем более. В ответ на вопросы инструктора школы говорят, что нужно каждый раз смотреть на реальную ситуацию и принимать отдельное решение. Большинство альпинистов будут этим пренебрегать, следуя правилу «можно».

В случае, когда по закрытому леднику двигается связка – тройка и первый провалился в трещину а второй и третий задержались ледорубами, старая школа предписывала обоим задержавшимся тут же обезопасить ситуацию, закрепив верёвку на ледобурах. Затем верхний спускается ко второму участнику по получившимся перилам, делает станцию и начинают подъём пострадавшего из трещины. В современной школе это не так. Последовательность действий следующая: верхний должен спросить второго, всё ли у него хорошо. Услышав в ответ «ОК», (а другое услышать вряд ли получится. Человек только что прощался с жизнью, и вдруг удалось остановить падение. Конечно он скажет: «ОК! я жив!» Ждать адекватной оценки ситуации от него в большинстве случаев глупо) верхний должен встать и перенести на второго всю нагрузку, которую создаёт висящий в трещине человек. Далее (если падение не продолжилось) спуститься ко второму, перемещая по верёвке короткий схватывающий узел, и если второй всё это время смог удержать самостоятельно попавшего в трещину, помочь ему сделать станцию на двух ледобурах. Что делать, если второй ответит «НЕ ОК», современная школа не учит. На вопросы отвечают, что можно и так, как в «старой школе», и что так даже правильнее, но это не преподаётся.

Запрещено присыпать ледобуры снегом для того, чтобы они не вытаивали. Объяснение – отсутствие визуального контроля.

Подъём пострадавшего из трещины осуществляется не на той же верёвке, на которой он завис, а ему необходимо спустить петлю из оставшейся верёвки. При этом вариант, когда оставшейся верёвки не хватит, в школе не рассматривается.

Более того, подъём пострадавшего из трещины на той же верёвке, на которой он завис, практически не возможен, так как на ней, в соответствии с требованиями
современной школы, через определённое расстояние навязаны узлы. Эти узлы, якобы, должны облегчить задержание за счёт повышенного трения о края трещины.. Однако, этот фактор работает только на натянутой верёвке, а должное натяжение происходит только в последний момент. Вредоносность этого фактора, связанная с невозможностью использования верёвки для подъёма, намного превышает кажущуюся полезность в остановке падения. Особенно, когда у пострадавшего ограничена подвижность.

Не рекомендуется брать на простые восхождения (до 3Б) палатку.

Был произведён набор на подготовку инструкторов начальной подготовки из спортсменов низкой квалификации, которые не в состоянии выявить вредоносность элементов программы обучения, так как у них мало опыта. Таким образом, они будут учить новичков «не фильтруя» программу. Это приведёт к повышению смертности и травматизма.

В школе инструкторов преподаёт педагог, имеющий 1 спортивный разряд, что недопустимо мало.

Учат спускаться по верёвке, встегнув спусковое устройство в короткий ус самостраховки. Это исключает возможность использования короткой самостраховки на следующей станции и затрудняет движение по маршруту.

Приёмы задержания ледорубом другие - они опаснее и менее эффективны.

При организации спуска на «проушине Абалакова» страховочная станция на двух ледобурах делается выше проушины на 30-50 см., при этом один ледобур станции должен быть выше и правее другого. Расстояние между ледобурами – не менее 60 см. Такое положение проушины относительно станции означает, что последний спускающийся участник при разборе станции будет пристёгнут самостраховкой к петле проушины, и будет стоять на репшнуре с фактором рывка равном 2. Это смертельно опасно. В Советской школе проушина делалась выше, либо на уровне станции и слегка в стороне.

Каждому виду снаряжения отведён узкий сектор использования. Этому уделено огромное внимание. При этом некоторые участники настолько фанатичны, что они, заметив, например, у себя самостраховке карабин, не получивший сертификата европейской лаборатории, не будет становиться на самостраховку, потому что «использовать этот карабин нельзя». Методам оптимизации риска, исходя из имеющихся ресурсов, не уделено внимание вообще.

При этом обучение построено так, что в экстренной и нестандартной ситуации спортсмен обязательно растеряется. Любые вопросы, связанные с действиями в нестандартных ситуациях, оставляются без внимания. Ответ всегда один и тот же: «Так быть не должно».

Например, если после демонстрации преподавателем очередного приёма забрать у него кордолет, и спросить: «Что теперь делать?» - он будет в полной растерянности. Если продемонстрировать порядок действий без кордолета и спросить: «Вот так можно, или нельзя?» - ответа не будет. Кроме «Так быть не должно».

При страховке через поясницу запрещается брать в руки сразу две верёвки. В случае срыва ладони следует вывернуть, и прижать ими верёвку к внутренней части бёдер. Как именно – спросите у Ивана Аленцева, он покажет. Это в 99% случаев не позволит задержать сорвавшегося, так как если и работает, то в строго определённом положении, при строго заданном угле верёвки относительно корпуса страхующего. К тому же, верёвка работает на вырыв из ладоней. На практике вероятность одновременного соблюдения этих условий в одном месте близка к нулю."

"Пока я находился в этой школе, написал вот этот файлик (приведён выше). Преподаватели - реальные зомби. Их бывший Хозяин (зомбовод) - Рональд Вайтхэд, который по некоторым сведениям оказался агентом иностранных государств, и сейчас отстранён от всего, чего можно - дальнейшая его судьба неизвестна. Сейчас его в школе нет. Преподавание предельно "шаблонное" - рассчитанное на то, что в любой сколь-нибудь мало внештатной ситуации, инструктор становится полностью беспомощным. На все вопросы "что в такой ситуации делать?" - ответ один: "Так быть не должно".

Правда, когда я после занятий иногда подходил к наиболее сознательным
преподавателям (это все, кроме Ивана Аленцева. Он - чистый зомби) и спрашивал, типа, ребята, я всё понимаю, но почему бы в такой - то ситуации не поступить так-то, как учит Советская школа? Отвечали уклончиво: "Ну, ты же 25 лет как КМС! Сам всё знаешь. Только тут об этом никому не говори..."

"Ну, и ещё...

Мною было направлено вот это заявление в военную прокуратуру, была проведена агитационная работа среди личного состава спецподразделений, проходивших вместе со мной обучение - в результате они подали аналогичные рапорты. Рональда больше нет. ГЛАВНАЯ ВОЕННАЯПРОКУРАТУРА

119160, г. Москва, пер. Хользунова, д.14

ЗАЯВЛЕНИЕ

Считаю читаю необходимым довести до сведения следующую информацию:В период с 02.06.2019 по 23.02.2019 я проходил горную подготовку на инструктора альпи-низма в учебно-спортивной базе «Безенги» республики Кабардино-Балкария(http://www.bezengi.ru).Порядка 70% курсантов школы инструкторов составляли военнослужащие различных спецподразделений ВС СФ разного уровня секретности.На протяжении всего периода горной подготовки в процессе обучения принимал непосредственное участие не прошедший должной проверки англоязычный представитель стран НАТО(Канадец) Рональд Вайтхед, который, несмотря на многочисленные предупреждения, непрерывно вёл фото и видео съёмку наших практических занятий с участием военнослужащих подразделений особой секретности, а также присутствовал на всех лекциях и практических занятиях.Фото - и видео фиксация выполнялась Рональдом на смартфон, находящийся в зоне действия сети Wi-Fi и высокоскоростного интернета, и таким образом, могла быть мгновенно передана в любую точку мира.Учебно-спортивная база «Безенги» является единственной базой, на которой ведётся подготовка инструкторов альпинизма из состава боевых спецподразделений вооружённых сил РФ раз-ного уровня секретности, при этом она же - единственная альпинистская база, на всей территории которой имеется доступ к высокоскоростному интернету, и где в составе преподавателей имеется не прошедший должной процедуры проверки англоязычный консультант из стран НАТО.Рональд Вайтхед, как консультант школы инструкторов, имеет полный доступ к информации о роде войск, о местах базирования спецподразделений из которого военнослужащие приехали на обучение, об уровне горной подготовки обучающихся бойцов спецподразделений ВС РФ, об их паспортных данных и иной информации. Более того, школа инструкторов обучает по програм-ме, предложенной Рональдом Вайтхедом. Рональд Вайтхед занимает должность «консультанта» в школе инструкторов альпбазы «Бе-зенги» на протяжении 10 лет, однако, за всё это время, якобы, так и не освоил русский язык даже на самом низком уровне. Все консультации во время обучения Рональд даёт на английском языке через переводчика. В роли переводчика выступает старший методист школы инструкторов Ален-цев Иван Константинович, который хорошо знает английский язык и имеет жену - гражданку США. При этом мною были отмечены случаи, которые с высокой степенью достоверности свидетельствуют о понимании Рональдом русскоязычной речи. Рональд постоянно присутствует при разговорах обучаемых военнослужащих, прислушивается, однако делает вид что ничего не пони-мает.В местах, где отсутствует доступ к высокоскоростному интернету (во время выходов в высокогорную зону на практические занятия или на контрольное восхождение) Рональд Вайтхед внимательно наблюдает за ходом занятий и ведёт записи личном блокноте.Мой опыт профессионального альпинизма – более 30 лет. Звание кандидата в мастера спор-та я получил в 1997 году. Моё пребывание и обучение в школе инструкторов преследовало в пер-вую очередь цель не получение звания инструктора альпинизма, а выявления вредоносных эле-

ментов в новой (Канадской) программе обучения инструкторов, которые привели к резкому по-

вышению количества несчастных случаев и смертности в альпинизме. Обе цели были достигнуты,мною были выявлены и зафиксированы множество вредоносных элементов обучения по сравнению с Советской школой альпинизма. Уход от программы обучения, принятой в Советской школе(самой сильной в мире) и принятие Канадской программы произошёл в 2009 году. С этого времени по сей день весь процесс обучения как гражданских лиц, так и военнослужащих секретных спецподразделений (последних порядка 70%), происходит по Канадской программе под пристальным вниманием и контролем Рональда Вайтхеда. Благодаря мощным финансовым вливаниям, начавшимся с 2009 года, произошёл качественный скачек в развитии базы Безенги. На всей территории базы появился высокоскоростной интернет через сеть wi-fi, замкнутую на спутниковый транспондер, сотовая связь. Появились новые строения по сложным, современным проектам. Основные источники финансирования – средства Министерства обороны РФ, перечисляемые за обучение военнослужащих секретных спецподраз-делений, и, предположительно, средства, полученные из Канадских источников через подставные субподрядные организации, зарегистрированные на территории РФ.Таким образом, Рональд Вайтхед имеет полную, достоверную информацию об уровне гор-ной подготовке всех бойцов практически всех спецподразделений ВС РФ персонально, которые прошли обучение в школе инструкторов альпинизма альпбазы «Безенги», и имеет возможность передавать её в любую точку мира по мере поступления.Считаю такое положение дел недопустимым, грубо нарушающим режим секретности, и в целом подрывающим обороноспособность ВС РФ.Рональд Вайтхед обладает информацией, имеющей высокую ценность для спецслужб и разведывательных подразделений потенциального противника. Есть все основания предполагать,что он занимается подрывной разведывательной деятельностью в интересах стран блока НАТО на территории РФ.Прошу принять соответствующие меры для выявления причастности Рональда Вайт-хеда и иных лиц к иностранным спецслужбам, и для исключения его из состава преподавателей школы инструкторов.Изложенное моё мнение было полностью разделено бойцами секретных спецподразделений ВС РФ, а также сотрудниками МЧС, проходившим вместе со мной горную подготовку на звание инструктора альпинизма. Ожидается поступление от них соответствующих рапортов к командованию их подразделений.Мне не удалось получить контактную информацию (номера телефонов, адрес электронной почты, место жительства в РФ и в Канаде, и т.д.) в отношении Рональда Вайтхеда.Перечисляю лиц, владеющих этой информацией:1. Киселев Александр Анатольевич – старший тренер школы инструкторов.2. Аленцев Иван Константинович – переводчик Рональда Вайтхеда, старший методист школы ин-структоров.«26» июня 2019 г. Капустин А. Е. ___________________"


2

Вот всегда подозревал, что неискренняя улыбка у Молодожена, особенно в его роликах, да и страхует он как-то неискренне! Слава богу, вывели на чистую воду.

P.S. Но донос Капустина в прокуратуру на Рональда выглядит некрасиво в любом случае.


5

Да они там, небось, и джаз слушают все, в этой ЦШИ!


0

А кое у кого еще и жена – гражданка США!


Заметки постороннего:
В этом году наблюдал на Дюкинских карьерах учебный выезд, проводимый инструкторами ФАР, в т.ч. преподавателями и руководителем ЦШИ. И... не увидел всего этого бреда. Серьёзные, хорошо организованные занятия, причём инструкторам пришлось неслабо попахать при подготовке. Адекватная подача части указанных(раскритикованных) выше приёмов (в т.ч. и с вариативностью, и вообще - акцент на вариативность использования снаряжения). Нормальные ответы на вопросы, в т.ч. из серии "почему так, а не так, например". Адекватная реакция на замечание, типа - "ребята, а вот тут косяк".
Наверное были в другой реальности, ну или канадского наблюдателя-соглядатая под рукой не было ;-)


3

Если, как пишет М.А.Ситник, бОльшая часть новых инструкторов НЕ занята подготовкой альпинистов в секциях и АМ, то, может быть, "причина роста смертности и количества НС" (интересно, так ли это?) - и не в том, что "программа нынешней школы инструкторов альпинизма (прим.: ее "канадской версии") – диверсия запада, направленная на уничтожение..."? А - в общей деградации подготовки альпинистов?

Интересно было бы услышать и противоположную сторону, конечно... "Три точки на станцию" - подтверждаю, именно такой рекомендации, как и многих вышеприведенных Н.Кобыляцким, и придерживались в "советской" школе. Кстати, вот это - "Преподавательским составом ЦШИ в последнее время применяется интересная форма «обучения» – сами курсанты дают учебные уроки длительностью 30 и 60 минут..." - было обычной формой и в школе у Жирнова, к примеру. Каждый из курсантов по очереди товарищам из отделения проводил метод.урок по теме, методически отработанной на лекциях, который затем всеми участниками и инструктором отделения курсантов разбирался по косточкам.


1

Насчет точек... Странно, если забить старую ледовую "марковку", можно и на одной точке. Но иногда и 4х точек на двадцати погонных метрах может не хватать, хочется 5ю


4

Ничего себе, как все запущено...

Спасибо Николай, что поделились наблюдениями Капустина.

Вы молодцы, к сожалению не у всех хватает смелости высказать свое мнение обо всём этом бардаке. Удачи!

А как всполошились-то апологеты всего этого "нового учения"...


Ещё немножко о Роналде от Андрея Капустина:

"Немного позитива:

А у меня есть и приятные воспоминания о школе!
Например, я узнал, что на нижней части страховочной системы на кольцах, что вокруг ноги, есть петелька, в которую можно продеть ремень, если он болтается. За то, что я этого не сделал, меня оштрафовали на 5 баллов.
А ещё я видел будущего инструктора, который боялся встать на самостраховку (где это было очень-очень нужно!), когда он увидел что на карабине нет клейма о сертификации в европейской лаборатории. А за использование таких карабинов сразу минус 20 баллов. Считай вылетел из школы.
А однажды Рональд Вайтхэд, после моего спуска дьльфером, долго рассматривал схватывающий узел, и списал аж 10 баллов за то, что между двух соседних витков было видно основную верёвку. Я на всё это смотрел как на дурдом, и мне было весело. А предельно жёсткий режим и прессинг мне даже в кайф пошёл. Я даже подигрывал. Перегрузился после стрессов на работе. А однажды Рональд показал мне на своём смартфоне "по-дружески" фоточку, где я на ночёвках у языка ледника Мижерги в сильный дождь со снегом стою за большущим камнем, и простите, справляю малую нужду. Он потом замерял расстояние от этого места до реки, и оно оказалось - о ужас! - меньше 60 метров. А это целых 10 баллов штрафа! (проснулся утром - у тебя 100 баллов, которые весь день списывают. Если меньше 70 к вечеру - вылетаешь из школы). Я ему сказал (по-русски, через Аленцева Ивана - я тоже притворялся, что английского не знаю, было интересно о чём они с Аленцевым всё время трындят ), что не видно моего лица, и не видно х@я. Таким образом, в любом суде я выиграю. Он шутку оценил, и не стал балы списывать. У самого Рональда был простатит, поэтому он справлял малую нужду каждые полчаса. И как-то я спрятался за камнем, подстерёг его, и выскочил с фотоаппаратом. У меня теперь есть фотка Рональда, где он с расстёгнутыми штанами показывает мне "Русский фак" от локтя.
При этом он кричал, что до реки больше 60 метров. Но я его провёл до соседнего ручейка, там 30 метров было. Кароче, даже жалко старичка было немного, исполнять служебный долг потом... Даже сдружиться немного пришлось - к нему есть (был) подход. И весьма простой. И брешет он (брехал), что русского языка не знает, я проверял его реакции. Знает... На ледовых - правда жёстко. Мне 75 балов в тот день впаяли, не объяснив почему. Я только паржал. С того, что не стали объяснять. К этому времени я уже видел картину обучения целиком. И его цели тоже.
Спичка, к стати, молодец - нормальный парень. Ну, мало опыта, перворазрядник. Не всё видит как оно есть. Зато совесть сохранилась. Остальные всё понимают, но продались...
Понравилось кое-что. Методика разработки планов занятий, структура, алгоритм проведения. И некоторые приёмы с применением современного снаряжения. Применяю сейчас, эффективно. Правда, преподаю приёмы правильно, откорректировав.
Да и в кордолете по-большому счёту плохого мало. Да, у нас он назывался "расходный репшнур" - и мы всё что нужно умели. Тут это дело структурировано. Стало проще. Вообще вспоминаю школу с удовольствием, как хорошее приключение. Мне-то всё с позиции многолетнего значительного опыта (спасибо, в том числе, Енину Владимиру Ильичу! ) всё было видно как-бы со стороны и немного сверху. И цель стать инструктором была второстепенной. Нас больше волновал вопрос: "откуда эта зараза пришла". Теперь знаю. И диагноз поставил. Теперь, главное, правильное лечение организовать."


11

Читаю и охреневаю. Пидарестический зверинец. Американская школа сержантов как в "кино". Ну да а потом будет "горное братство". Я бы в жопу это послал



0

Элементы литературы прекрасные. Спасибо, читал последнюю неделю посты. Жаль, что такому количеству альпинистов надо признания для счастья.


6

Давно запретил себе участвовать в публичном Риске. Когда-то сам себе придумал, что могу на старости лет оказаться полезным для дела, которому отдал пол-жизни... Практика показала, что это была иллюзия. Да и здоровье сказало: ”всё”. НО! Попробую еще раз, думаю в последний, выйти в публичное поле, поскольку впрямую затронута важная тема.

1.ФАР. Все, что об этой организации говорят и пишут (и хорошее и плохое)-производное от потребления. До тех пор, пока будет спрос на формальное удовлетворение САМОЛЮБИЯ в виде разрядов, медалек, золотых, хрустальных, бриллиантовых ледорубов, беготни по вершинам в ”рекордные" сроки- ФАР, либо аналогичные структуры во всем мире будут существовать.

(Уникальный потребительский спрос, свойственный только человеческой популяции).

2.Переходим на этаж ниже. Конкретно ФАР и конкретно её функции и качество их исполнения. Вы что хотите от формально "общественной” организации со смешной зарплатой сотрудников и отсутствием контроля за исполнением задекларированных ею функций? Часть из этих людей я знаю, с некоторыми даже довелось походить. Вполне приличные ребята. Ну и что? Есть реальность, в которой они работают. Что-то вызывает искреннее уважение, что-то оччень негативную реакцию, но " за что заплачено-то и имеем". Времена, когда ВЦСПС (читай-государство), платило за всё, уже не вернутся, и соответственно, спрашивать с исполнителей некому, незачем и бесполезно. Поиграть в игрушечную ”легитимность”, методом конференций, переизбраний и пр. ”демократических” штучек конечно можно, но результата не будет. Придут другие, которые будут поставлены в те же условия и вести себя будут точно также. 3..Еще на этаж ниже. ЦШИ, как производное ФАР. Ну, начнем с главного и самого смешного. ”Канадская школа”. Я, конечно, очень уважаю своих друзей, живущих в Канаде, но где Канада и где мировой альпинизм? И рассказы об унифицированной методике известных мировых брендов по подготовке гидов, конечно впечатляют, но не всех. Меня точно нет. И дело не 5-6 явных ляпов в программе. В целом- все вполне адекватно. Дело в принципе. Готовить гидов и готовить инструкторов - разные вещи и программа этого не учитывает. Но это - тема отдельного обсуждения, и уже без меня. НО, будем объективны. Леонов, который сидит в Ерыдаге прав, проблема не так проста, как кажется, и дело не в Канаде. Методики преподавания (не только альпинизма, а чего угодно) постоянно меняются и модифицируются. А в России этот процесс с 90г. остановился. И еще лет 15 стоял. Естественно отстали. Фатально ли? Да нет, конечно. И школа Миши Ситника тому пример. Взято все лучшее из старой школы, постоянно самообучается, пробует новые методики, новое снаряжение и т.д. Много ли таких в стране? Вопрос риторический. Ну а почему именно Канада? Не знаю, Волкову ли, либо кому-то до него, была предложена ТЕМА. Наш товарищ пробил бюджетное финансирование для солдатиков-лейтенантиков спецслужб. Канадский красавец сколько -то лет просидел на приличной зарплате (в его понимании), в хороших красивых горах. Ну что Вас удивляет? Примем это только как предположение. По-моему эти штучки обуждению не подлежат, ибо так было, есть и будет всегда. Теперь по-поводу недовольства поведением преподавателей и руководства ЦШИ, со стороны обучаемых. Это от непонимания ситуции и недостатка знаний об управлении проблемными коллективами. У преподавателей есть задача: в сжатые сроки донести программу(хорошую- плохую - неважно) и закрепить ее практическими занятиями. Контингент - состоявшиеся в альпинистском и личностном плане люди, несклонные ничего воспринимать на веру. НЕТ другого способа достичь запланированного результата, не введя жесткую структуру подчинения (детали - система штрафов, рассказы о том, что все в жизни забудьте, что было до того и т.д. - это все в схеме, для того, чтобы решить задачу.).7Или будет балаган, при котором задача будет невыполнена. Еще скажите спасибо, что в преподавателях такие люди как Володя Молодожен- профи высокого класса. Могли подставить каких-нибудь недоальпинистов, но с международным сертификатом. Они бы и „натянуто” улыбаться не стали. И явные ляпы программы отстаивали бы как конечную истину. 4.Еще ниже. Хотя куда еще... Идея представить обычного мелкого канадского жулика-коррупционера неким глобальным наместником по уничтожению молодого поколения Росии...это к доктору. А уж письмо в прокуратуру... Товарищ не понимает (от слова ”совсем”), насколько вперед ушли современные технологии. Серия снимков со спутника, два-три дня работы для мальчика из Силиконовой долины, и ВСЕ установочные данные на ВСЕХ, кто проходил обучение в ЦШИ будут на столе. И жопу поднимать не надо. А уж тем более, бегать с телефоном и снимать кто как и где писяет... ъИ через ”ви-фи” засылать вражеской державе... Ну детский сад какой-то... 5.Классическая пара вопросов „Кто виноват” и ”Что делать?” частично разрулилась. На первый вопрос, как мог, ответил. Понятно стало, что конкретного виновника нет? Вопрос системный, поэтому и проблема- в системе. 6.Ха! А вот теперь второй вопрос, ради которого, я, лежачий полутруп и влез в эту тему публично. ”Что делать?” В том числе и с системой? Мнение,конечно, у меня есть, и было заготовлено, но я, пока писал, передумал его высказывать . Если интересно, обсуждайте ВНУТРИ, меня не трогайте. Если не интересно - текст забудьте.


1

Спасибо!

В принципе все так и есть.

Можно порассуждать в этом направлении, что делать?

Итак.

Все по классике- " Верхи не хотят, низы не могут" (с)

Простой пример- в стране полно "любителей футбола" и хотя основная масса "нелюбителей" понимает, что мы не футбольная страна, спокойно смотрят как вливаются громадные деньги в этот цирк....

Думаю, что все же какая-то масса любителей гор и путешествий уже накопилась в стране, и хочет перемен. Причем не просит денег у государства. Хочет одного, создания гос. системы для любителей горных и других активностей. В первую очередь для безопасности ну и дальнейшего расширения и привлечения людей в эти замечательные занятия.

Для начала нужно возродить спасслужбы, какие-то учебные лагеря, не только альп., но и туристические, водные, спелео и т.д.

Выстроить нормальную систему подготовки кадров- спасателей, инструкторов, гидов и т.д.

Все это возможно под эгидой каких-либо молодежных структур, а их много, с большими бюджетами, кстати.

Хотя возможно фантазии и время еще не пришло...


2

Доброго утра. И доброго здоровья. Всем.
Николай, посм., пжст., личн.сообщ. (в конвертике вверху, справа на странице).


3

Мне не понятно игнорирование ФАР вот этой всей ситуации и зачем нам так обязательно нужна канадская система, если наши инструктора работают сугубо в России.
Почему все советское плохо, а все европейское хорошо вообще ни кому не понятно.

Почитав рассказы, как оно было полное ощущение, что уроки ЦШИ оторваны от реальности и реальных горовосхождений. Неужели инструктора ЦШИ, они же взрослые, опытные люди сами делают и ходят только так?

Я когда все это вводилось думала, что канадская система у нас вводится только на ассоциацию международных гидов. Как так получилось, что ЦШИ попала тоже под раздачу, не понимаю.

Про цену уже много кто сказал, это вообще за гранью добра и зла.


2

Капустин - нет слов ( Донос на гетмана-злодея царю Петру от Кочубея. Станцию на двух надежных точках у него делать нельзя, проклятые буржуи плохому учат... Раньше всегда станции минимум на 3х шлямбурах делали или в зимний лёд три ледобура крутили? А может всё-же говорили, какие точки можно считать надёжными и при каких условиях? Компенсационные станции запрещали делать, да. Вот прямо Иван Аленцев так и говорил - "не делай квод или эквалету"? Или все таки намекали, что при 3х-4х точках классические компенсационные петли не очень хорошо работают, а вышеупомянутые сделать таки можно? И т.д. и т.п.

"И эти люди запрещают ковыряться в носу" (с)Вовочка


Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru