Письмо в Редакцию: Маршрутами Бородкина. Интервью 1991 года

Пишет Редакция сайта, 19.06.2020 17:50

Письмо в Редакцию: Маршрутами Бородкина. Интервью 1991 года (Альпинизм, истории, ретроспектива, Юрий Бородкин)
Лагерь «Ледник Москвина», пик Коммунизма. « Ребро Бородкина», Фото Вт1980 г. Автор Тони Хиебелер.

Текст: Ю.Н. Немировский (г. Иркутск), Евгений Устюжанин (г. Москва).

"Осенью прошлого года сотрудники нашей турфирмы из Иркутска были в Японии на выставке.
В последний момент дней за 12-14 до ее начала я вспомнил о двух японцах с которыми пересекался в МАЛе и решил попробовать найти их через интернет. К моему неподдельному удивлению через три дня они мне оба ответили.

Один из них Кацуоши Кондо / Kazuyoshi Kondo ( возраст 78 лет!) за пару дней до прибытия наших сотрудников в Японию уехал в Гималаи, однако он передал второму моему знакомому Накагава / Nakagava текст интервью, которое он взял у Юрия Бородкина в 1991 году и опубликовал его в японском альпинистском журнале в 1992 г. Еще одно приятное совпадение — господин Накагава / Nakagava проживает в г. Осака, там же, где проводилась турвыставка.

Все переводы с японского на русский сделала сотрудница нашей турфирмы Татьяна Кушнарева, у который прекрасный японский язык, но нет, к сожалению, нет практики переводов текстов с альпинистской тематикой (на случай, если вы вдруг найдёте какие-то неточности).


Осенью прошлого года сотрудники нашей фирмы из Иркутска были в Японии на туристической выставке. За два дня до неё я через интернет разыскал господина Накагава Кондо, однако к большому моему сожалению, незадолго до открытия он уехал в Гималаи (78 лет на момент поездки!): обычноон совершал поездки в Гималаи, Памир, Тянь-Шань от «Японской Альпинистской Федерации Рабочих (JWAF, Japan Worker’s Alpine Federation ).

С помощью своего альпинистского товарища г-н Кондо передал нашим сотрудникам статью из японского альпинистского журнала за 1992 г. с интервью, которое ему дал Юрий Бородкин 22 августа 1991 г. Перевод этой статьи выполнила сотрудница нашей турфирмы Татьяна Кушнарева.

Японский "барс"



К концу августа 1991 года г-н Кондо был одним из двух первых японцев, выполнивших норматив, по которому в СССР вручали жетон «Снежный барс». Жетон номер 405 им был получен ещё в 1989 г. (с 1984 по конец 1989 г. знаком «Снежный барс» награждали за восхождение на 4 высочайшие вершины СССР, за исключением пика Победы (из-за споров с Китаем о том, где проходит государственная граница между двумя странами любые восхождения на пик Победа были запрещены с 1974 по 1980 - дополнено авт., да и потом в течении нескольких лет попасть в этот район альпинистским экспедициям было чрезвычайно трудно..). 13 августа 1991 г. г-н Кондо поднялся на пик Победа и дополнительно выполнил норматив на жетон уже по новым правилам (не четыре, а пять высочайших вершин СССР).

В ходе подготовки этого материала, нам удалось связаться с г-ном Кондо, который рассказал подробнее о себе и своей альпинистской карьере:

«Я родился 22 ноября 1941 года. Совершил ряд восхождений на территории Советского Союза: на пик Коммунизма - 1 раз (1986), на пик Ленина - 3 раза (1984, 86, 88), на пик Корженевской - 3 раза (1984, 86, 96), на пик Победы - 1 раз (1991), на пик Хан-Тенгри- 2 раза (1989, 1991). Опыт восхождения на Памир и Тянь-Шань очень помог мне потом при восхождениях на восьмитысячники.

Совершив 23 попытки, мне удалось покорить 10 вершин восьмитысячников, если считать Центральную и Главную вершины Шиша-Пангму, на которые я поднимался в разные годы (г-н Кондо выезжал в Гималаи 15 раз как руководитель экспедиции - прим. авт.). Первый раз я покорил восьмитысячник в 50 лет, 20 сентября 1992 года (после того как получил опыт высотных восхождений в МАЛе на Памире и Тянь-Шане). На свой последний восьмитысячник (пик Лходзе) мне удалось подняться 20 мая 2011 года в 70 лет.

Поначалу я взбирался, в основном, без кислорода (г-н Кондо поднялся на 6 восьмитысячников из 10 без кислорода - прим. авт.). Со временем, после 65 лет я уже прибегал к помощи кислорода. Даже если я не достигал вершины, но моя группа, руководителем которой был я, взбиралась вершину, то это была не меньшая гордость для меня.  После 70 лет я совершал по большей части одиночные восхождения с нанятыми шерпами, но в основном не достигая пика.

В Советском Союзе я работал (выезжал как руководитель группы - прим. авт.):

1) в базовом лагере на поляне Ачикташ и совершал восхождения на пик Ленина;

2) в базовом лагере на леднике Фортамбек и базовом лагере на Пыльной поляне (ледник Москвина, 3400 м) и совершил восхождение на пик Корженевской в 1984 г.;

3) в базовом лагере на леднике Москвина, 4200 м и совершил восхождения на пик Корженевской и пик Коммунизма;

4) в базовом лагере на леднике Северный Иныльчек и совершил восхождение на пик Хан-Тенгри (Маршрут по СВ ребру плеча п. Чапаева - прим. авт.), спустился же на Южный Инельчек, на спуске со мной работал русский гид Бахтигозин В. (в настоящее время проживает в г. Харьков, Украина - прим. авт.);

5) в базовом лагере на леднике Южный Иныльчек и совершил восхождение на пик Хан-Тенгри и пик Победы (г-н Кондо совершил восхождения на пик Победа через пик Важа Пшавела 13.08.1991 г. - прим. авт.).

***

Я познакомился с г-ном Кондо в конце июля 1984 году, когда работал гидом в МАЛе (Международные Альпинистские Лагеря, созданные в 1974 при «Комитете по Физической культуре и спорту Совета Министров СССР» для приема иностранных альпинистов сначала на Памире (1974 г.), затем на Кавказе (1975), потом на Тянь-Шане (1989) и Алтае. Особенностью работы гидов в МАЛе было то, что они не прикреплялись к какой-либо группе иностранных альпинистов, а дежурили группой по два-четыре человека в палаточных лагерях, размещенных на высотах от 5200 до 6900 м, чтобы можно было быстро оказать помощь иностранным и советским альпинистам в условиях ЧС. В задачу гидов также входили: провешивание «перил» на сложных участках маршрута и, конечно, хозяйственные работы в базовом лагере.

Во время почти недельного дежурства в конце июля 1984 года в лагере «6300 маршрут Цетлина» на пике Корженевской (7105 м) мы с Романом Гиуташвили помогли совершить восхождение небольшой группе японских альпинистов, которой как раз руководил г-н Кондо. Пересекались мы с ним и в
1989 г, в только что открытом на Тянь-Шане МАЛ «Хан-Тенгри» на Северном Инельчике, куда я выслал японцам приглашение (у меня был адрес одного альпиниста из группы Кондо, который выслал мне благодарственное письмо за помощь на пике Корженевской в 1984).

Письмо в Редакцию: Маршрутами Бородкина. Интервью 1991 года (Альпинизм, истории, ретроспектива, Юрий Бородкин)
Фото сделано утром 8 августа 1986 г. на БПП (Большое Памирское Плато) высота 6100 м. На заднем плане пики Душанбе и Коммунизм. Группа японцев и гидов МАЛа (все гиды на фото Мастера спорта СССР по альпинизму). Слева направо стоят: Suzuki Takao ( Судзуки Такао), Сергей Богомолов (13 восьмитысячников), Kondo Kazuyoshi (Кондо Кадзуёси), Виктор Маркелов (многократный чемпион СССР по скалолазанию), Hosoi Kenji (Хосои Кендзи), Павел Чочиа, Юрий Бородкин, Геннадий Богомолов (брат Сергея).


О Юрии Бородкине



Работая в МАЛ «Памир» филиал «Ледник Москвина» в 1987-88 гг. я дежурил как гид в одной группе с Юрием Бородкиным (плюс Володя Нефедьев из Куйбышева и Евгений Устюжанин из Москвы). Конечно, было приятно подняться на пик Коммунизма по «Маршруту Бородкина» в одной группе с самим Бородкиным.

Юрий Владимирович Бородкин получил широкую известность среди альпинистского сообщества СССР благодаря ряду сильных восхождений. Так, он руководил группой альпинистов, совершившей 17 августа 1968 г. первопрохождение по ныне самому популярному маршруту на пик Коммунизма (высшая точка СССР). Среди альпинистов этот маршрут коротко называется «Коммунизм по Бородкину».

Группа выступала на первенстве СССР как команда ДСО «Буревестник» (все пятеро были членами альпкдуба МВТУ) и заняла 5 место в классе высотно-технических восхождений. Маршрут в Классификаторе ФАР называется «По северному склону с ледника Вальтера через Большое Памирское плато и «Большой барьер» с 5 А к.т. (на первом этапе этот маршрут имел категорию 5Б, в 1980 г. маршруту присвоили категорию 5А. Этот шаг объяснили тем, что гиды МАЛа провешивали перила на крутых участках подъема и снизили сложность маршрута. В эту группу входили: Лев Добровольский, Егор Кусов, Валерий Путрин, Виктор Масюков. В том же году эта группа поставила неофициальный рекорд: она была первой среди групп, которые в одном сезоне совершили восхождения на все три «семитысячника» Памире (пик Ленина, пик Корженевской, пик Коммунизма). В то время в альпинистской среде восхождение только на один «семитысячник» считалось большим успехом.

Юрий Бородкин родился в Москве в 1935 году, с первого курса стал членом альпклуба МВТУ, входил в Добровольное спортивное общество «Буревестник». В шестидесятые годы прошлого века альпинистский клуб МВТУ становился одним из сильнейших в Советском Союзе, особенно в классе высотных восхождений. Юрий стал мастером спорта СССР по альпинизму 12 ноября 1968 года, получил почетный знак: «Покоритель высочайших гор СССР» («Снежный Барс» в 1983 г. (жетон № 139), в 1991становится дважды «Снежным барсом»), в итоге совершив 5 восхождений на пик Победа, 11 восхождений на пик Коммунизма (в интервью г-ну Кондо Бородкин Ю. ошибочно указывает только 7 восхождений, возможно он имел в виду семь разных маршрутов). По данным В.Н. Шатаева больше чем у Ю. Бородкина ни у кого нет восхождений на пик Коммунизма, лишь у Валерия Хрищатого также 11 восхождений на пик Коммунизма.

С 1979 по 1989 г. Бородкин работал тренером-спасателем в «МАЛ» на Памире в филиалах на леднике Москвина и леднике Фортамбек. С 1990 г. работал гидом на Тянь-Шане в фирме, которая располагалась на леднике Южный Инельчек и которой руководит Казбек Валиев, Казахстан.

Письмо в Редакцию: Маршрутами Бородкина. Интервью 1991 года (Альпинизм, истории, ретроспектива, Юрий Бородкин)
В горах труба. Базовый лагерь Москвина. Юрий Бородкин наблюдает за восхождением группы на пик Коммунизма по маршруту Бородкина.

Своими воспоминаниями о Бородкине поделился Евгений Устюжанин, член Клуба альпинистов и скалолазов Московского энергетического института:

"Мне посчастливилось работать с Юрием Бородкиным в МАЛе с 1979 г. в течение многих лет. Юра руководил несколькими восхождениями на пик Коржениевской, пик Ленина и пик Коммунизма, в которых я был участником. Так, наша группа поднялась на пик Коммунизма по маршруту Кузьмина 6А к. т. (плюс Макаускас Д., Байбора В.), на пик Коммунизма по маршруту 5Б (маршрут Черного Н.) (плюс Корепанов Г., Фаддеев М.) на пик Коммунизма по маршруту 5Б (через пик 6900) (одно из первых восхождений в МАЛе на пик Коммунизма в двойке). Юра руководил командой Московского Буревестника (Иванова Т., Смирнов Р. (в настоящее время проживает в Москве), Устюжанин Е.), и его команда заняла первое место в первенстве Москвы, совершив восхождение на пик Корженевской по маршруту Романова.

Он руководил спасательными работами, которые проводились на высоте 6900 метров в районе пика Душанбе (1984 г.) на склонах пика Клара Цеткин пика Известий и пика Хохлова ( плюс гиды спасатели Богомолов С., Богомолов Г. Костин Б., Устюжанин Е.). Мы оказывали помощь группе альпинистов из Волжского автозавода (руководитель Душарин И., восхождение на пик Клара Цеткин). Которые задержались на маршруте из-за длительной непогоды. Юра лично дошел до палатки пострадавших и оказал им помощь.

Погиб Юрий Бородкин 23 августа 1994 г. в возрасте 59 лет при восхождении в шестой раз на пик Победа через пик Важа Пшавела (пик Победа Западная ). Юрий с напарником поднимаясь на пик Важа Пшавела установили палатку 22 августа на высоте около 6700 м. На утро 23 августа напарник почувствовал недомогание, и они решили спускаться в базовый лагерь. При невыясненных обстоятельствах, спускаясь без свидетелей в стороне от перил на высоте 6300, Юрий, вероятно, потерял равновесие и сорвался вниз по склону. На месте срыва обнаружили его айсбайль, это говорит о том, что у Юры не было шанса задержаться на крутом склоне. Добавим к этому: у найденного айсбайля отсутствовала очень важная деталь - штычок и, может быть, техническая поломка привела к трагедии.

С 1979 года я обращал внимание на то, что Юрий своеобразно страховался на снежно-ледовых склонах. Он никогда не крепил свой айсбайль к своей страховочной обвязке. Почти все гиды использовали ледорубы и крепили их репшнуром к своим страховочным обвязкам. Свой способ Юра объяснял тем, что во время подъема по фирну он обматывал темляк вокруг головки айсбайля. Это обеспечивало теплоизоляцию руки, и его рука с айсбайлем никогда не мерзла. Возможно, что не закрепленный на страховочной системе айсбайль подвел его в критическую минуту. Кроме того спускаясь спиной к склону Юрий любил с силой опираться на айсбаль излишне запрокидываясь назад. И если выкрутился штычок, то можно было легко подскользнуться и уехать даже на не очень крутом склоне.

Юрий Бородкин восхищал меня, да и многих других альпинистов тем, что он жил альпинизмом. Юра отдавал много времени тренировкам в межсезонье, которые он проводил с сентября по май (он пробежал около пятидесяти классических марафонов, несколько десятков лыжных забегов на 50 км, поддерживал свою скалолазную технику). Это придавало ему уверенности на альпинистских маршрутах. Он явно относился к тем альпинистам, которые верят, что все трудности любого маршрута можно и предусмотреть, и преодолеть. В семье Бородкиных растет замечательный сын Денис, который окончил МГТУ имени Баумана и работает на благо Российской космической отрасли.

Письмо в Редакцию: Маршрутами Бородкина. Интервью 1991 года (Альпинизм, истории, ретроспектива, Юрий Бородкин)
Фото Юрия Бородкина. Август 1984 г. Тянь-Шань. Ледник «Звездочка».


Г-н Кондо (далее - К. - прим. ред.) взял интервью у Юрия Бородкина (далее - Ю.Б. - прим. ред.) 22 августа 1991 года.



К: Бородкин-сан, здравствуйте! Я бы хотел поговорить с Вами о ситуации в советском альпинизме в целом и о ваших заслугах в альпинизме – ведь Вы известны как выдающийся альпинист в СССР. Это не первая наша с Вами встреча. Мы с Вами встречались на Памирском плато во время восхождения на пик Коммунизма в 1986 году...

Ю.Б.: Да, я тоже это помню. Помню и то, что мы вместе фотографировались!

К.: О-о, это честь для меня! Итак, позвольте начать с самых основных вопросов. Ваша дата рождения?

Ю.Б.: 30 октября 1935 года, родился в Москве. Мне 55 лет.

К.: Вы на 6 лет меня старше.

Ю.Б.: А ты когда родился?

К.: 22 ноября 1941 года. Я очень восхищен вашей неутомимой энергией, несмотря на Ваш возраст. И удивлен тем, что Вы дважды поднялись на пик Победы за это лето! А с какого возраста Вы начали заниматься альпинизмом?

Ю.Б.: В 1955 году, в 19 лет.

К.: И какая это была гора?

Ю.Б.: Алтай. Гора Актру. На Алтае работал альплагерь. Там очень красиво, и это место очень подходит для тех, кто только начинает заниматься. Я был в то время студентом технологического факультета МГУ (правильно МВТУ им. Баумана - прим. авт.). Важно, что начал свое знакомство с миром гор под руководством очень известного опытного инструктора Игоря Ерохина. Он был первым альпинистом, под руководством которого был покорен пик Победы (Ерохин И. руководил группой, которая совершила первый траверс пика Победа - уточнение авт.).

К.: Это с запада на восток?

Ю.Б.: Нет, с востока на запад.

К.: Наверное, с запада на восток идти очень сложно из-за встречного ветра?

Ю.Б: Да. А ты хорошо разбираешься! Плюс к этому тогда были участки с очень твердым снегом, и приходилось вырубать ступени при подъеме. Во время спуска было несколько лавиноопасных участков.

К.: Понятно. Кстати, а вы сами когда стали взбираться на высокие горы?

Ю.Б: В 1966 году. Мне тогда исполнилось 30 лет, и я впервые поехал на Памир, где поднялся на пик Корженевской (7105 м). Это был новый маршрут – от седловины с восточной стороны до вершины. Маршрут был проложен по ребру, разделяющему ледники Мушкетова и Москвина. Это был очень сложный маршрут, которому больше никто не повторил. (примечание Е.Е. Устюжанина: этот маршрут, которым руководил Валентин Бужиков (в настоящее время проживает в Москве) не повторен до сих пор).

К.: Как называется этот маршрут?

Ю.Б.: Восток. Но также его называют маршрутом Божукова по имени Валентина Божукова, руководившего группой (примечание Е.Е. Устюжанина: этот маршрут не повторен до сих пор, В.
Божуков в настоящее время проживает в Москве
). В. Божуков был одним из участников восхождения на Победу в 1958 году.

В 1966 году 18 человек взобрались на пик Корженевской тремя разными маршрутами. Вторым был маршрут Цетлина, который является популярным сейчас. Наверное, ты поднимался по этому маршруту? И третий маршрут, который идет по правому гребню юго-западной с подъемом на южный гребень и далее на главную вершину. Этом маршрутом впервые поднималась команда Анатолия Овчинникова (альпклуб МВТУ). Когда мы шли по маршруту Божукова, одному из членов команды стало плохо на высоте 7000 м: он потерял сознание. Благодаря взаимодействию команд, мы смогли транспортировать пострадавшего в базовый лагерь, и он поправился.

К: Я думаю, что вам очень сложно пришлось с операцией спасения. А что вы можете еще рассказать об альпинизме, что стоит записать?

Ю.Б.: После восхождения на Ленина в 1967 году я на следующий (1968 - прим. авт.) год участвовал в соревнованиях по альпинизму, проводимых на Памире среди альпинистов СССР. Моя группа за один сезон взобралась на 3 семитысячника, начиная с пика Коммунизма. У нас не было возможности приобретать хорошую экипировку для альпинизма, поэтому мы делали сами обувь из коровьей кожи. Подобные ботинки я ношу уже 23-й год. Этим летом я в них взбирался дважды на пик Победы, и уверен, что они гораздо лучше, чем обувь "Кофлач"!

К.: Ха-ха-ха! Кстати, а сколько раз вы покорили семитысячники?

Ю.Б.: Ммм… На пик Коммунизма – 7 раз (эта цифра является ошибочной. Ю. Бородкин сделал 11 восхождений, еще только у Хрищатого В. имеется 11 восхождений на пик Коммунизма, у остальные альпинисты имеют меньше повторных подъемов на пик Коммунизма - прим. авт.) думаю, 7 раз поднимался на пик Корженевской, 3 раза – на пик Ленина, 4 раза – на пик Победы, 2 раза - на пик Хан-Тенгри. Если все сложить, то получится более 20 раз. Помимо этого, взбирался на гору Мак-Кинли, когда меня приглашали на Аляску.

К.: Это было в 1986 году? (За год до этого американцы приезжали на пик Победы, и в ответ они пригласили советских альпинистов на гору Мак-Кинли).

Ю.Б.: Да. И заграницей я тоже покорил несколько вершин, начиная с горы Маттерхорн в 1972 году.

К.: Кстати, я тоже в 72-м году взбирался на Маттерхорн с северной стены.

Ю.Б.: Я взбирался в сентябре, а ты?

К.: В июле.

Ю.Б.: Мм, вот как! Что ни говори, альпийские горы очень красивы!

К.: И я думаю, что естественно, что вы взбирались на вершины Кавказа.

Ю.Б.: Конечно! Ушба, Шхельда, Дыхтау, Коштантау и другие вершины. На протяжении нескольких лет я работал инструктором на Кавказе. Включая этот опыт, я больше 10 сезонов работал инструктором в разных альплагерях.

К.: Алтай, Памир, Тянь-Шань и другие?

Ю.Б.: Кроме того, я был в Татрах в Чехословакии, в Альпах во Франции.

К.: Этим летом вы взобрались на пик Победы дважды, а когда было ваше первое восхождение?

Ю.Б: В 1983 году. Летом 1972 года я попробовал взобраться впервые, но смог дойти только до Важа Пшавела (западное ребро). После этого в прошлом году (1990 год) я взобрался второй раз, и в этом году дважды. Ты моложе меня, у тебя накоплен хороший опыт, поэтому в следующем году обязательно приезжай на Тянь-Шань и взбирайся на пик Победы дважды! Ха-ха-ха!

К.: Ха-ха-ха!

Ю.Б.: Однако для высокогорного альпинизма необходимы сначала изнурительные тренировки. Мы бегаем на длинные дистанции. Конечно, это не только перед тем, как совершить восхождение, а нужно заниматься каждый день.

К.: В 1986 году я взобрался на пик Коммунизма по разработанному вами маршруту – так называемому маршруту Бородкина. Когда вы взбирались по нему?

Ю.Б: 1968 год! Для меня это было первое восхождение на пик Коммунизма, и, как я уже говорил до этого, маршрут был разработан для участия в соревнованиях, проходивших тогда. Тогда же была попытка планирования (десантирования - прим. авт.) на парашютах с самолета на вершину пика Ленина. 36 человек благополучно приземлились на высоту около 6000 м, а из 10 человек, которые участвовали в прыжке на вершину, 6 человек – удачно, а четверо – погибли. Все они были отважными инструкторами (парашютного спорта - прим. авт.), которые участвовали в тестовом спуске на парашютах. Эти испытания сопряжены с огромным риском, и подготовка к ним спасательных бригад (спасательного отряда из альпинистов - прим. авт.) была очень тяжелой, поэтому, я думаю, что подобный десант в будущем не повторится.

Завершив тяжелейшие спасательные работы по транспортировке раненых парашютистов (транспортировка пострадавших велась практически с вершины пика Ленина), альпинисты направились к пику Коммунизма и покорили его. Кстати, мой маршрут на пик Коммунизма неожиданно стал самым популярным, им пользуются многие группы альпинистов. С 1979 г. на леднике Московина был организован филиал МАЛ «Памир» (уточнение – на морене ледника, всего около одного часа ходьбы до начала маршрута Бородкина - прим. авт.), и с тех пор ежегодно этот лагерь используют более 100 альпинистов (но удается совершить восхождение на пик Коммунизма далеко не всем - прим. авт.).

К.: Вам доводилось разрабатывать другие новые маршруты?

Ю.Б.: Да, это маршрут Маркелова на пик Корженевской. Во время восхождения группой руководил Маркелов, поэтому маршруту присвоили его имя.

К.: А когда это было?

Ю.Б: В 1984 или 85 году. А, нет, это точно было в 1984 году. Этот маршрут прямо идет от базового лагеря Москвина до вершины пика Корженевской, и на высоте 6000 м он сливается с маршрутом Цетлина.

К.: В 1984 году я впервые был на Памире.

Ю.Б.: На какую вершину ты взбирался?

К.: Тогда я поднимался на пик Корженевской и на пик Ленина. А вы были в Гималаях?

Ю.Б.: Нет.

К.: Я думаю, что вы бы хотели, верно?

Ю.Б.: Еще бы! Я чувствую в себе достаточно сил и уверенности, что смогу взобраться на восьмитысячник. Сейчас в СССР в экспедиции отбирают людей не старше 40 лет, а я уже превысил этот возраст. Я считаю, что такой критерий отбора справедливым (и уже рад тому факту, что из СССР можно съездить в Гималаи), но нашему поколению не повезло.

К.: Сейчас гражданам СССР можно совершенно свободно выезжать за границу?

Ю.Б.: Я же выехал. И в Альпы, и в Америку (на Аляску).

К.: А есть детальный план по посещению Гималайского Каракорума?

Ю.Б.: Нет. Но я этого хочу. Все планы сейчас принадлежат молодежи. Я меня нет возможности попасть в ее ряды. Есть много инструкторов, которые моложе меня.

К.: Понятно. То есть основная проблема сейчас в осуществлении поездки в Гималаи – финансовая, верно?

Ю.Б.: Мм, да.

К.: Возможности быть выбранным в экспедицию в Гималаи, куда нужно много финансов, больше у молодежи (тут невольно вспоминается Япония 50-60х годов).

Ю.Б.: Но в последнее время появилось несколько спонсоров, и шансов становится больше. Этой осенью (91-ый год) 6 советских экспедиций смогли отправиться в Гималаи. Но для большинства из них проблема финансирования является очень сложной. (На Эверест в Непале уехало 5 экспедиций, одна отправилась на восточный хребет Нанда Деви в Индии, и все успешно взобрались).

К.: Сейчас в Японии каждый год примерно 100-200 альпинистов отправляются в горы по всему миру, в первую очередь это Гималаи, на свои собственные средства.

Ю.Б.: В СССР еще очень сложная ситуация с зарабатыванием денег на себя.

К.: Понятно. Я желаю вам поскорее получить шанс поехать на восьмитысячник и покорить его.

Ю.Б.: Спасибо!

К.: А кем вы работаете?

Ю.Б.: Инженер, работаю с кислородным оборудованием для металлургии.

К.: В Москве?

Ю.Б.: Да. Я родился в Москве, всю свою жизнь здесь живу и работаю.

К.: Кстати, вы этим летом во время второго восхождения на пик Победы присоединили к своей команде Сакахара Тадакиё. Какое у вас сложилось впечатление о японских альпинистах?

Ю.Б.: Ммм. Силён! Но он никогда не шел впереди. Когда мы, трое из СССР, шли, выстраивая маршрут, он обычно находился позади. Также мы не могли понять, почему Сакахара не пошел со своими. Он всегда был сам по себе, одиноким альпинистом. Одному, без команды, очень сложно взбираться. Но я понял, что Сакахара очень хочет взобраться на вершину, и поэтому принял его к себе. Ему повезло, так как погода была очень хорошая. Если бы мы во время перехода через ряд гор по линии гребня столкнулись с плохой погодой, я не знаю, как бы он смог это преодолеть. К счастью, в день покорения погода была очень хорошей; плюс маршрут был ясным. У Сакахары была хорошая физическая сила – я имею в виду обычную силу, поэтому он смог дойти до вершины.

К.: Да, у вас в группе был Шавкат. Он вроде бы очень молод?

Ю.Б.: Он супер талантливый альпинист! Я пообещал ему, что возьму его с собой на Победу, когда пойду во второй раз. А после как раз меня попросили взять с собой и Сакахару. У Шавката прекрасные данные, и я пообещал ему, что возьму его, но инструктора в лагере не хотели, чтобы он шел до самой вершины. Однако у меня были хорошие отношения с начальником лагеря, поэтому я смог его убедить, чтобы Шавкат пошел с нами. Начальник лагеря был очень рад, что Шавкат смог покорить вершину. Он действительно очень сильный альпинист и может присоединиться к любой группе. Но у нас в СССР сейчас очень сложная ситуация для таких вот юных звезд. Очень много молодежи, у которых одинаковые мечты.

К.: Шавкат мне рассказывал, что он смог за очень короткий промежуток времени дойти от последнего лагеря на Важа Пшавела до вершины и обратно. Это правда?

Ю.Б.: Да. В нашей стране обычно правилом является движение одной группой, но он был хорошо подготовлен, и я знал его технику, поэтому разрешил ему пойти вперед одному, как он хотел. Мне также хотелось удостовериться в его способностях.

К.: Шавкат бежал?

Ю.Б.: Ха-ха-ха. Он совсем не бежал. Но у него был такой темп, что группа осталась далеко позади.

К: В любом случае, он очень силен, и у него большое будущее в альпинизме, верно?

Ю.Б: Да, это так. Но, конечно, важно, чтобы ему сопутствовала удача, и чтоб ему попался лидер, понимающий его. Частенько попадаются такие руководители группы, которые не пытаются понять молодое поколение, а это очень губительно для роста молодежи. Немного отойду от этой темы – сейчас Балыбердин (из Ленинграда) продвигает план по восхождению на Эверест «бегом». Он смог это воплотить в реальность на Эльбрусе и на пике Коммунизма (в начала октября, взобравшись на вершину и спустившись обратно, Балыбердин и Букреев, по отдельности, бросили вызов на рекорд по скоростному восхождению). Он смог дойти до 8300 м за 16 часов, но из-за ухудшения погоды до вершины подняться не удалось).

К.: Да, я знаю его из соревнований на Эльбрусе. До этого времени самым скоростным восхождением считается восхождение француза Марка Батара, который достиг вершины из базового лагеря за 22, 5 часа.

Ю.Б.: Ооо. На Эвересте?

К.: Да. 3 года назад.

Ю.Б.: Ты так хорошо знаешь новости мирового альпинизма. Откуда ты их получаешь? Это несложно?

К.: Нет, достаточно просто. В Японии выпускается альпинистский журнал «Скалы и снег», который входит во всемирное альпинисткое информационное сообщество.

Ю.Б.: Как же я завидую тебе! Ты еще молод. Желаю тебе всяческих успехов и далее!

К: Большое спасибо!

***

Послесловие



В этом году на адрес г-на Кондо пришло письмо от Людмилы Гатаулиной из Казахстана, которое содержало в себе и поздравление с Новым годом, и приглашение на Кавказ (правда, подробностей, как туда попасть, не было). Тогда я не смог вспомнить ее, но она хорошо помнила меня по экспедициям на Тянь-Шань в течение 3 лет. Также в этом письме было написано, что она является матерью Шавката. Она сообщила, что в 1990 г. она покорила пик Победы вместе с Бородкиным и получила «Снежного барса» как женщина-альпинист. Так я понял, почему Бородкин особенно покровительствовал Шавкату.

84


Комментарии:
4
Да, спасибо... Я с Ю. Бородкиным познакомился в 93-м, поразила тогда его неуемная энергия. В одном месте исправьте фамилию В. Божукова (написано Бужиков).

0
Победа была закрыта для восх. с 1975 по 1979.

2
Да, согласен со своей ошибкой. Победа была закрыта на 5 лет с 1975 по 1979, а потом из-за Московской Олимпиады закрыта еще на один год в 1980 г. И позднее в течении нескольких лет туда было очень трудно попасть альпинистским экспедициям.
Знатоки клянутся, что это было. Красноярские сборы в 1981 попали на ледник Звездочка, а руководитель экспедиции Ушаков жил в палатке один несколько в стороне. Рано утром участник экспедиции Леонид Пак перед подъемом подошел к палатке Ушакова, постучал ногой по стойке и с акцентом сказал; "Эй руски выходи стройся". Тут Ушаков заметался внутри палатки

1
Вот в этом материале: https://risk.ru/blog/218333
пишут про попытку белорусов в 1980-м: "Одна команда белорусов благополучно прошла пик Чапаева, другая, с Леней Лозовским и Эдиком Липенем, рискнула пойти на Победу по северному ребру. " т.е. в 1980-м экспедиция с попыткой на Победу все же была.

0
Мы ходили Бородкин + 3 с Владимиром Нефедьевым из Самары. Напишите, пожалуйста, в "личку" или может быть он откликнется.

7
При Бородкина можно сказать, что он был высотником "от Бога". Как в свое время говорили про Тенцинга и Кирилла Кузьмина, что у них не по два, а по три легких, то эти же слова были применимы и к Юре.
Работая в МАЛ'е на Москвина/Фортамбеке мы с ним многократно пересекались на маршрутах, но совместное восхождение, в одной группе, было только одно. В 1984 г. мы готовились к чемпионату СССР и для схоженности пошли первопроход на п. Корженевской (ныне его называют "маршрут Маркелова"). Кроме тех, кто планировался на союз, к группе подключились еще гималайцы и Юра Бородкин. Всего набралось человек 8, если не больше.
До 6100, где новый маршрут стыкуется с маршрутом Цетлина, была условно сказать "техническая часть", и движение шло обычным образом: первый работает, остальные подтягиваются. Но выше ночевок на 6100, где дорога многократно хожена и можно двигаться независимо, выходили по готовности. Погода отличная, проблем никаких.
К общему удивлению, Юра почему-то задержался у палаток, отстав от всех на добрый час (только потом стало ясно, зачем). Однако выйдя с таким отставанием, он умудрился всех догнать и обогнать, и едва ли не самым первым добрался до вершины. Тем самым продемонстрировав всем нам, что если он и не технарь, то как высотник может заткнуть за пояс любого.

1
Спасибо!
Замечательный рассказ, воспоминания....

4
Замечательная история.Как то на Корженеву мы шли за японской группой.Остановились на месте их поседелок.Я нашел небольшой запечатанный пакетик.Размешал содержимое с водой начал пить,без вкуса.Позже выяснилось что это пакетики со святой японской землей.были с японцами и другие странности.

1

снежные барсы

208. Гатаулина Любовь; 1942; г.Шевченко; 1987; 9-я женщина


5

Прекрасное интервью-память, спасибо, Юре Немировскому, моему напарнику по МАЛ-Памиру. Я с Ю.Бородкиным и встречался, и ходил во время работы в МАЛ-Памир да, и позже когда работал на Победе у Б.Студенина. Запомнился 1991 год. Я вёл на Победу ребят из Алма-Аты и каких то иностранцев, которые на 6900м у Важи отказались идти наверх , ну а мои трое пошли со мной на штурм. Погода ясная но сильный ветер, поэтому по гребню двигались медленно И под Обелиском вдруг встречаю Бородкина. Все закутаны, утеплены, но я узнал Юру по его знаменитому рюкзаку. Обнялись и как-то даже теплее стало, и дальше пошли даже немного вместе, но потом его вояки начали отставать и встретились снова уже на спуске "на ноже". Говорю, Юра может вниз пойдёте с нами - вроде поздновато уже наверх-то? Но говорит - нам надо, да и ветер уже совсем утих, солнце ярко светит... в общем они пошли наверх. Я считаю им очень повезло с погодой- такое безветрие на 7-и тысячах редко бывает. В итоге их последний участник пришёл на Важу около12 или 1 ночи. Точнее не пришел. Он приполз к нам на свет наших встречающих фонарей совершенно обессилевший, оставляя за собой в снегу борозду от тела. Как врач, я с Юрой его осмотрел - усталость, обезвоживание и небольшое отморожение правой щеки. Но какая воля - ползком по снегу с п. Победы!


Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru