Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма"

Пишет Даничкина Любовь, 07.08.2020 22:13

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин

Первый разряд по альпинизму

Старший инструктор по альпинизму

Художник – альпинист

Член Союза художников СССР (1965)

С 1954 по 1957 годы начальник учебной части альплагеря «Ала-Арча».

«Пик Шубина» – вершина названа в честь Афанасия Лазаревича Шубина, в цирке Адыгене, Киргизский хребет

Афанасий Лазаревич Шубин родился 16 февраля 1926 года в селе Куяча, Алтайского района, Алтайского края в семье зажиточного крестьянина. Семья была большая: у Афанасия было 6 сестер и 3 брата. В 29-30-е годы Лазарь Шубин отказался вступать в колхоз, за что его и его семью раскулачили. Семья вела натуральное хозяйство: имели 3 коровы, 3 лошади, 2 свиньи, домашнюю птицу. В 1930 году, после раскулачивания, семья была сослана на Север за Новосибирск, где родители Афанасия: Шубин Лазарь Сидорович и Шубина Ксения Акентьевна умерли от голода. Афанасий и его младшая сестра были определены в детский дом в Томской области; и девять лет Афанасий был воспитанником Кругловского детского дома, Колпашевского района.

«В те годы рисовал, строил авиамодели, ловил рыбу, коллекционировал птичьи яйца, плавал и ходил на лыжах, учился в школе. В 1940 году был взят на иждивение старшей сестрой в г. Белово, Кемеровской области. В начале 1942 года, не имея еще полных шестнадцати лет, пошел работать на завод радиопромышленности. Работал наладчиком станков-автоматов до весны 1946 года» - пишет Афанасий о себе.

Завод, на который Афанасий пошел работать, был оборонным, Афанасий работал там бригадиром слесарей-наладчиков, таких же пацанов - подростков, каким был и сам. Ели впроголодь, спали зачастую в цеху: добираться до холодной общаги, да еще ночью, не было ни сил, ни желания. Работали по 12 часов в сутки, и это было самое малое, и это было изо дня в день. В цеху Афоня, практически, самоучкой овладел радиотехникой и начальник цеха предложил ему учиться дальше в техникуме, но произошло большое недоразумение: заявление Афанасия на учебу не было подписано начальником цеха, так как он срочно уехал в командировку и Афанасия, не вышедшего на работу, судили строго по законам военного времени и отправили «по этапу» и три месяца длился его путь в вагоне с заключенными, пока вернувшийся на работу начальник цеха, увидевший заявление Афанасия, сумел доказать его невиновность. (Начальник цеха был честным и порядочным человеком). В мае 1946 года, вернувшись из заключения, Афанасий смог уволиться с завода и уехать подальше от родных мест, чтобы никогда больше там не бывать и не поддерживать какую-либо связь даже с родными ему людьми. Афанасий никогда не вспоминал о прошлом и ему всегда были присущи: замкнутость и молчаливость. Девчонки из художественных мастерских прямо спрашивали у Юли: он, что у тебя, твой «КЕРЯ», немой? В те времена, слово «керя» было в ходу, может быть значение его шло от полублатного «кореш», что означало – друг, товарищ, земляк, т.е. – человек близкий по корням, по происхождению, по судьбе. Ни слышать, ни вспоминать о тяжелом прошлом Афоня не мог, также не переносил он какое-либо душевное участие, ласку и сострадание, он тут же старался выйти из комнаты, якобы за чем-то: слезы набегали наглаза и он был бессилен что-либо с ними сделать.

В этом же 1946 году Афанасий оказался в Киргизии (в те послевоенные голодные годы много людей ехало в теплые места, здесь было легче «выжить»). Афанасий вначале работал в Токмаке художником-оформителем на консервном заводе, закончил вечернюю среднюю школу, потом перебрался во Фрунзе и работал электромонтером в авиационных мастерских. Его всегда тянуло к самолетам, очень хотел летать сам, он даже окончил теоретический курс летной подготовки во Фрунзенском аэроклубе, но медкомиссию не прошел, так как у него был низкий гемоглобин и нарушения с вестибулярным аппаратом, сказались голодные годы в детстве и юности. Чтобы укрепить свое здоровье, Афанасий занялся спортом - вольной борьбой, самбо, а еще ему хотелось: уметь постоять за себя в любых жизненных ситуациях и эта жизненная ситуация не заставила себя долго ждать: был у Афанасия очень близкий хороший друг – Азым Айтбаев, с которым он вместе ходил долгие годы в горы с самых первых восхождений, с 1948 года, они были очень похожи друг с другом, как по внешности, так и по судьбе – оба детдомовцы, оба немногословны, оба ответственны и исполнительны. Они возвращались из альплагеря Ала-Арча в город, когда какой-то незнакомый инструктор начал «отпускать шуточки» в сторону Азыма; инструктор был «здоровым», уверенным в себя человеком. «Когда Афоня увидел, как далеко зашли шутки уверовавшего в свою безнаказанность «хама», он постучал по кабине грузовика, остановил машину и вызвал здоровячка на дуэль. Бороться. Причем, побежденный выполняет любое требование победителя. Здоровяк изумленно посмотрел на Афоню, потом на Азыма, потом снова на Афоню, и это развеселило его еще больше. И когда афоня поймал его на болевой прием, и когда, взвыв от неожиданности и боли, тот послушно уткнулся носом в траву. Афоня приказал ему извиниться перед Азымом, перед всеми, кто был в машине»

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Шубин

В 1948 году Афоня попал впервые в горы, чисто случайно. В Ала-Арче проходил сбор инструкторов-стажеров по альпинизму и кто-то из работников авиа мастерских, где Афоня работал электромонтером, позвал его с собой (для массовости), кто-то увидел Афоню за этюдником (Афоня взял с собой самодельный этюдник- порисовать) и тут же попросили его оформить схематические карты и маршруты; здесь же он познакомился с Юлей Щетининой, тоже альпинисткой - своей будущей женой (Юлей Шубиной); они вместе в одной группе сходили на пик «Комсомолец» и теперь Афанасий тоже стал «пленником» гор и часто, находясь в городе, поглядывал в сторону гор и ждал новых встреч с ними. Вскоре, Афанасий и Юля поженились (1951 год), Афоня перенес все свои нехитрые пожитки: «солдатского сукна одеяло, какой-то тюфяк со сбившимися в один угол ватными оческами, несколько пар рваных носков да пару клетчатых рубашек» - это было тяжелое время становления и утверждения в жизни. Горы вошли прочно и навсегда в жизнь Афанасия и Юли, да и отчасти сбылась мечта Афони, мечтавшего когда-то стать летчиком: он увидел с вершин поля, луга, холмы и горы, почти так, как мог бы видеть это с самолета, за штурвалом которого ему так хотелось когда-то быть.

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

А.Шубин за работой.

В послевоенные годы во Фрунзе было всего три ВУЗа: сельхозинститут, педагогический и медицинский. Сельхозинститут стоял на краю города Фрунзе и отсюда был прекрасный вид на горы; особенно привлекала внимание «Палатка», почему бы не назвать эту вершину в честь академика Скрябина, предложили студенты-энтузиасты, так как сельхозинституту было присвоено имя академика Скрябина. В 1948 году студенты обратились в комитет по делам физкультуры и спорта с просьбой: открыть альпинистскую секцию при сельхозинституте; снаряжения им не дали, но посоветовали обратиться к инструктору Афанасию Шубину. Афанасий открыл секцию альпинизма при сельхозинституте; ему было 22 года, но можно было дать на вид и все 40; он был молчалив «как пенёк» «Короткий чубчик. Бледное, скуластое лицо. Пытливо, чуть снизу-вверх устремленные на собеседника глаза с монгольским рисунком набегающих век. Сибиряк? Нет с Алтая. Всегда клетчатая рубашка. Всегда дешевенький, дешевле не бывает, так называемый лыжный костюм из черной байки, на кармашке – бело-синий значок «Альпинист СССР 2 ступени». Афанасий всегда был пунктуален, говорил коротко и ясно. После тренировок в городе, студенты с Афанасием начали делать восхождения, сходили на Электро и Адыгене (единички) и сразу же отважились идти на «Палатку» (3-4 категории трудности, тогда можно было сделать так); они вышли на восхождение и уже на подходах к перевалу Байчечекей (4396м) Афанасий начал чувствовать приступы «горной болезни» - «крови нет, дерьмо, не греет» - всегда говорил Афанасий в этих случаях; обычно, это состояние сопровождалось ознобом, страшной головной болью и ему стоило всегда больших усилий преодолеть в эти часы свою слабость; часто интересная работа на скалах отвлекала его от этого состояния; совершив восхождение на пик, теперь уже, Скрябина, они увидели красивый пик Семенова-Тян-Шанского и им очень захотелось побывать и там, и это восхождение было сделано осенью 1950 года – первооткрыватели, первовосходители – это было прекрасное время дерзаний, но бывало и с риском для жизни.

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий и Юля Шубины,

50-е годы

Афанасий совершил также первовосхождение в качестве руководителя на вершину Свободная Корея (октябрь 1952 года) Группа: А.Шубин, Ю.Шубина, Николай Ермишкин, Георгий Андреев. Заходили с Топ-Карагая, вышли на пермычку между Баялян-Баши и пиком «4740» (Свободная Корея). Маршрут был оценен четвёртой категории трудности + 1 за первовосхождение - за психологический барьер. На обратном пути их настиг затяжной «зимний» буран…. Но это уже были «мелочи жизни»!!!

Сходить на выходные дни в альплагерь (пешком туда и обратно), сделать восхождение на вершину и быть на работе в понедельник утром – это было нормальным явлением!!! – Это надо было быть по-настоящему одержимыми фанатами гор!!!

Афанасий, при общении с альпинистами, в первые ряды никогда не лез и вопросы лидерства его не волновали, однако в 1955-56 годах Афанасий сделал несколько первовосхождений: на Свободную Корею, Скрябина, Семёнова Тян-Шанского. Затем руководил первопрохождением траверсов Скрябина – Семёнова-Тян-Шанского, первовосхождением на пик Кирова и пик Бокса по северной стене и поэтому пользовался большим уважением и имел авторитет в альпинистском мире. «Заслуженный мастер международного класса по «Пионеру» и «Комсомольцу», «Адыгене» и «Боксу» - шутили ребята, так как Афанасий бессчетное количество раз водил на эти вершины отделения новичков – это больший героизм, чем сделать престижное восхождение на хорошую «гору»; преимуществами своего авторитета никогда не пользовался и чаще всего в горах ходил в своей старой, выгоревшей до бела, штормовке. В спорах Афанасий особого участия не принимал, но, всегда, кстати, мог рассказать свой очередной анекдот и все дружно смеялись, порешив все свои споры разом.

«Анекдот, даже не бог весть какой, но который все же оказывался забавным, и именно потому, что рассказывал его Афоня, и никто другой.

- Стой, кто идет?

– Свои, дорогой, что, не видишь?

- Вижу, дорогой, но служба есть служба. Скажи пароль.

– Пароль.

– Проходи.

Он рассказывал очень серьезно, без тени улыбки, не комикуя и шаржируя, и это почему-то всегда было очень смешно, тем более, что выдерживать эту серьезность он долго не мог и всегда взрывался первым, едва успевая досказать последнее слово.

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий рассказывает очередной анекдот.

Афоня тоже знал свой пароль. И этот пароль делал его своим на любых сборах, в любой экспедиции, хотя он никогда к этому особо не стремился, а в компаниях обычно молчал и держался в тени».

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Интервью у А.Шубина в горах.

Летом 1958 года на базе альплагеря Ала-Арча А.Романов проводил альпинистские сборы для своих студентов и пригласил А.Шубина поработать с ним; с того времени они стали хорошими друзьями и дружили хорошо и семьями и А.Романов проявлял всегда большую заботу и внимание к Шубину, он познакомил Афанасия с Юрием Визбром, который, по приглашению А.Романова, приезжал в Киргизию и они вместе жили в Кой-Таше и катались на горных лыжах.

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Шубин

Афанасий очень уважительно относился ко всем людям, он не умел отказывать, если его в чем-то просили; и только важные причины могли изменить его отношение к человеку. «Те, с кем Афоня сходился, кому удавалось то ли осознанно, то ли невзначай преодолеть незримый барьер его замкнутости и отчужденности, подчас неожиданно для самих себя находили в Шубине очень надежного товарища, по-мальчишески преданного даже в каких-то необязательных и забавных мелочах. Упрямый, привыкший жить своим умом, не верящий ни единому слову, в котором хоть на мгновение прозвучала нота фальши и лицемерия, Афоня был до беззащитности доступен для тех, кого считал своими товарищами, к кому тянулся и кому подчас невольно в чем-то подражал, хотя, конечно же, из этих подражаний ничего не могло получиться, и Афоня всегда оставался самим собой» В те далекие послевоенные годы Махмуд Эсамбаев (Миша) очень ценил свою дружбу с Афоней; ценил эту дружбу с Мишей и Афоня, и по этому случаю, он даже купил себе черную шляпу, как у Миши и старался в чем-то быть похожим на него!!! Когда Афоне предложили бесплатную путевку в Воронцовский дом отдыха и сказали, что там будет Миша, он поехал в санаторий, не раздумывая. Афанасий пытался несколько раз рисовать Мишу, на что тот со смехом отвечал, что долго позировать не может, не может так долго жить без движения, он же – танцор!

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Шубин со своим другом Махмудом Эсамбаевым

Махмуд Эсамбаев - народный артист СССР, Народный артист Киргизской ССР,

Великий Чеченский танцор - друг А.Шубина

А однажды Миша, будучи еще «неизвестным» танцором, попросил Афоню: сделать ему рекламу в оперном театре, изобразив из себя корреспондента из Москвы и Афанасий «профессионально» выполнил его просьбу, явившись в театр с фотоаппаратом и, сделав большое количество снимков танцующего Миши на виду у дирекции театра (эта реклама сработала), Миша был доволен, взяв, правда, с Афони обещание, что тот никогда больше не появится в театре: не может же корреспондент из Москвы так часто приезжать во Фрунзе! (Махмуд Эсамбаев - народный артист СССР, Герой Социалистического Труда, Великий чеченский танцор. Двенадцать лет Эсамбаев был ведущим солистом балета в Киргизском театре, солируя в "Лебедином озере", "Спящей красавице"и других спектаклях.

Именно в тот период Эсамбаева удостоили звания Народного артиста Киргизской ССР. А позже он стал "народным" еще в семи республиках. В 1957 году в Москве на Всемирном фестивале молодежи и студентов. Махмуд получил три медали, стал победителем в двух номинациях).

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Шубин, за работой.

Три года Афанасий работал в художественной мастерской, выполнял различную оформительскую работу; в свободное время он писал этюды, натюрморты – это помогло ему при поступлении во Фрунзенское художественное училище (1951) и он сразу был принят на третий курс; в 1954 году Афанасий с отличием окончил художественное училище.

После окончания училища, по просьбе спортивных организаций, Афанасий 3 года работал начальником учебной части в альпинистском лагере «Ала – Арча» (1954-1957)

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Алтай.

Афанасий Шубин, Владимир Аксёнов и Юлия Шубина.

В 1958 году Шубины начали строить дом, до этого они жили в бараке в двух маленьких комнатках на улице Горького; подрастали дети (Иван и Анюта), Афанасию очень нужна была творческая мастерская. Идея строительства дома принадлежала самому Афанасию Лазаревичу. Много можно сказать о человеке, построившем дом своими руками.

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Работа в редакции.

Несмотря на то, что с 1957 года он работал в издательстве и был очень загружен срочной работой и горы тоже не давали ему покоя и он часто уходил «наверх», строительство дома все же началось, такого желанного «своего» дома! «Глаза боятся, а руки делают»: и они втроём, Афанасий со своими «героическими женщинами», так он называл жену Юлю и Марию Ильиничну (тёщу), за несколько лет построили очень уютный для своей семьи и «приветливый», очень любимый друзьями, дом. «Художник и конструктор» - эти два качества гармонично уживались в Афанасии и он очень продуманно и практично, «по-хозяйски» подходил к любому вопросу в своей жизни, тем более, к строительству своего собственного дома: «мы строим дом только раз, второго дома у нас не будет» - говорил он своим «героическим женщинам», и по тем временам изобретал, просто, уникальные вещи: калориферное отопление для дома, где нужна только печь, отдушины и воздушные колодцы, «а воздуха и так навалом, ешь – не хочу», да ещё и духовку встроил, чтобы дом с «пирогами» был, как положено каждому дому - получился «славный дом» с мансардой, подвальным этажом, в котором были размещены: кухня, столовая, кладовая комната и даже маленькая банька, а в среднем уровне еще большая прихожая, отдельные комнаты и утепленная веранда. Конечно, это потребовало от Афанасия большого труда и работы с проектными чертежами, чтобы обойти «суровые» комиссии БТИ и архитектурного надзора, но недаром же он с отличием закончил художественное училище да и дар – изобретателя тоже пригодился!!! Всё было продумано и гармонично в этом доме. Самое главное, что у него теперь была своя собственная мастерская, самая светлая и солнечная комната наверху с видом на горы, но любил он работать, почему-то, именно ночью: в полной тишине ночи он принадлежал только самому себе и своим мыслям – это вело к новым творческим решениям.

С 1957 года Афанасий выполнял различную работу для издательств, работал художественным редактором в издательстве «Мектеп»; большое место в творчестве Афанасия занимали портретные рисунки: он чувствовал характер человека и очень хорошо мог изобразить это на бумаге. В городе, в эти годы, открылась графическая студия для повышения профессионального уровня молодых художников, работающих в издательствах Киргизской ССР – вел студию Аркадий Осташев; он окончил Академию художеств – Ленинградский институт имени Репина, графический факультет по классу профессора Пахомова и он дал много знаний молодым художникам, Афанасий все свои надежды возлагал на графику, вначале думал только о книжной графике, но затем увлекла его работа над альпинистской серией гравюр; он познакомился с техникой гравирования по линолеуму, доводя до совершенства свои работы, в то же самое время он занимался творчеством на темы: горный и городской пейзаж; Афанасий был разносторонним художником. «Две страсти, два дарования боролись в нем, дар художника, и дар изобретателя».

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

А.Шубин «Автопортрет». Линогравюра.

Он часто говорил об этом, и порой не знал, чему отдать предпочтение. После окончания художественного училища, когда он серьезно занялся графикой и познакомился с графическими техниками, он сделал по своим чертежам станок для печати линогравюр, офортов, литографий. В 1958 году он начал делать серию гравюр об альпинизме и появились его первые работы: «В пути», «У костра», «Мокрый снег», «Вершина», «Среди трещин» ,но мастерство художника растет и вот уже работы Афанасия экспонируются на Всесоюзных выставках. «Первый снег», «Беш – Тау». Горы и люди, борьба со стихией — эта тема творчества художника воплотилась в его работах: «Завтрак на льду» (литография, 1962), «Беш-Тау» (линогравюра, 1962), «Среди трещин» (цв. линогравюра, 1962), «Мокрый снег» (цв. линогравюра, 1963), «Отдых в пути» (линогравюра, 1966), «В ледниках» (линогравюра, 1967), «По закрытому леднику» (линогравюра, 1967). «Рождение облаков» (линогравюра, 1967) и много других – это была его собственная жизнь в горах, которую он так точно, до малейшего штриха, передал в своих гравюрах. Афанасий всегда имел свое видение в творчестве, никогда никому не подражал, у него было свое направление в искусстве.

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

«Беседа»

«Как написать вершину? Как передать ее торжественную «вознесенность» над миром долин и подножий, над маревом предгорий и бесконечной зыбью все более и более погружающихся в пространство горных цепей? Как передать ощущение вдруг остановившегося полета, когда над головой только небо, а под ногами лишь захватывающая дух, стылая пустота? Как передать состояние человека, который сам, своими силами втащил себя на эту высоту, чуть ли не силком одолевая усталость и бессилие, безразличие и страх. Какие были предательские бергшрунды и ненадежные снежные мостики! Какие были скальные стены и карнизные гребни! Как тяжко давался предвершинный взлет с его глубоким и рыхлым снегом! Как неожиданно все исчезло в белой мятущейся мгле, когда у самой вершины на гребень обрушились разряды метели? – И Афанасий изображает хрупкие, увешанные сосульками фирновые мостики и осторожно бредущие по ним альпинистские фигурки. Он изображает сумрачные расселины скальных каминов и преодолевающих их горовосходителей, с нечеловеческой цепкостью использующих каждый выступ и каждую едва видимую зацепку. Острыми карнизными гребнями, рифлеными фирновыми взлетам и упрямо бредут к вершинам его альпинистские связки, то сквозь обжигающие вихри пурги, то в слепящем сиянии чистых, как ватман, снегов или жгуче-синего неба, такого не по-земному темного, что впору и днем пытаться увидеть в нем звезды.

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Слева направо: Андрей Дядюченко,

Афанасий Шубин, Леонид Дядюченко.

Да, все как в реальной альпинистской жизни».

Афанасий знал и любил природу Киргизии. Не случайно он оформлял книги, где основной темой была природа, жизнь птиц, животных. В наших республиканских издательствах он с большой любовью работал над книгами о животном мире Киргизии и его последней книгой в этом направлении была книга «Птицы и звери Киргизии» Беренса и Тюрина, им были оформлены книги Л.Дядюченко: «Жажда» (1962) сборник стихов, «Уголёк» (Леонид Борисович Дядюченко - прозаик, поэт, журналист, переводчик, писатель-документалист, кинодраматург (1934-2005); инженер-геолог, по образованию, работал в институте геологии Академии наук Кыргызстана, корреспондентом газеты “Советская Киргизия”, литсотрудником журнала “Литературный Кыргызстан”, с 1971 — редактор студии “Киргизфильм”: его излюбленный жанр – документальная повесть, повествования о замечательных людях прошлого и настоящего («Фамильное серебро», «Киргизский мотив», «Серебряный глобус», «Какая она, Победа?», «Обратного пути не будет».

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Леонид Борисович Дядюченко - прозаик, поэт, журналист, переводчик, писатель-документалист, кинодраматург.

Автор книги: "Обратного пути не будет", "Какая она, Победа?"и др.

В апреле 1965 года народный художник СССР Екатерина Федоровна Белашова подписала Афанасию Шубину членский билет Союза художников СССР и сразу последовали творческие командировки в Хосту – известная творческая база Союза художников на черноморском побережье и в Палангу - курортный город в западной части Литвы, расположенный на берегу Балтийского моря – эти командировки дали ему много новых творческих идей. Лучшие работы А.Шубина находятся в Кыргызском национальном музее изобразительных искусств им. Г.Айтиева.

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин

Очень часто А.Романов, А.Кузнецов и А.Шубин работали вместе в альплагерях и по возможности старались «не терять» друг друга, они работали вместе в альплагерях: «Ала-Арча» (Киргизия), «Актру» (Алтай); для общения друг с другом они пересылали по почте «кассетные магнитописы», в которых интересовались жизнью друг друга и договаривались о новых встречах в горах.

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Александр Кузнецов. Карандаш. Графика Афанасия Шубина (1926-1967). Работа 1960 г.

Кузнецов Александр Александрович (Взято из коллекции Игоря Балабанова).

На работу в альплагерях подбирался очень сильный инструкторский состав: альплагерь Ала-Арча был одним из самых сильных учебных альплагерей СССР. А. Кузнецов 4 года подряд был начучем в альплагере Ала-Арча. (Алекса́ндр Алекса́ндрович Кузнецо́в - советский актёр театра и кино, альпинист – МС СССР по альпинизму (1963), инструктор – методист по альпинизму первой категории, с 1955 по 1960 годы работал начальником учебной части в альплагере Ала-Арча, писатель, член Союза писателей СССР).

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

«Три Друга»: Афанасий Шубин, Александр Кузнецов, Алим Романов.

Алим Васильевич Романов 16 лет отдал работе по развитию альпинизма в Киргизии: летом экспедиции, восхождения, работа начучем в а/л «Ала-Арча».

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Алим Васильевич Романов

(Алим Васильевич Романов – МС СССР по альпинизму (1956), инструктор – методист по альпинизму первой категории, 1957-1973 годы - заведующий кафедрой лыжного спорта и альпинизма в КГИФК (Киргизский государственный институт физической культуры), 1960 – руководитель первой высотной экспедиции Киргизских альпинистов на пик Ленина (взошли 21 человек).

Афанасий Лазаревич Шубин тоже работал начальником учебной части альплагеря «Ала-Арча» (1954 - 1957).

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

А.Шубин

А.Кузнецова, А.Романова, А.Шубина объединяли: общие интересы, общность взглядов и отношение к жизни, работая вместе в альплагерях, они сдружились, любили пошутить.

Об альпинистском юморе, острословии и изобретательности в выдумывании и проведении «культурного досуга» инструкторов и участников смен в альплагерях и альпинистских сборах можно написать книгу: веселые забавные «розыгрыши», оформление веселых «рабочих» листков и газет о текущей жизни альпинистов. Без юмора даже сложно представить жизнь альпинистов. Афоня, при всей его замкнутости, любил и понимал юмор, очень тонко чувствовал его и часто был инициатором вдохновителем и организатором разных веселых «розыгрышей»; где не хватало слов, он дополнял своими юмористическими рисунками.

Афанасий что-нибудь да придумает, без этого нет Афанасия!

Так появилось выражение, полюбившееся альпинистам, придуманное Афоней: «Эй ты, ушастый, спроси МЕНЕ: страховка готова?»

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Шубин.

«Ушастого» Афоня услышал у Аркадия Райкина из какого-то скетча и выпустил это выражение в альпинистский обиход еще на Алтае в альплагере Актру. Коротая долгие дождливые вечера, инструктора под руководством Афони занялись народным творчеством: они делали фигурки альпинистов из деревянных коряжек, шишек, мха. Такое коллективное рукоделие инструкторов было подарено Алиму Васильевичу Романову: была изображена связка альпинистов, один страховал другого приемом «стоя через плечо» и вся композиция называлась: «Эй ты, ушастый, спроси МЕНЕ: страховка готова?»

При непосредственном участии Афони, выходила юмористическая газета, когда они все вместе: (А.Кузнецов, А.Романов, А.Шубин) работали в альплпгере «Актру» на Алтае:

«Трибуна передового опыта».

Наша система парения Члены редколлегии: А.Кузнецов, А.Шубин, А.Романов (Баня по-черному)

Все мы иногда ходим в баню. Но не все умеют париться. Ненаучно осуществляемое парение может нанести вред. Об этом неоднократно писали наши крупнейшие специалисты: Саркизов-Серазини («Банный спорт»), Вл.Маяковский («Баня»), С.Михалков («В бане»), М.Зощенко («Баня»). Духом парильни проникнуты и альпинистские полотна Афанасия Шубина….

Авторы не претендуют на исчерпывающее освещение вопроса по затрагиваемой проблеме и заранее выражают благодарность возчику Роману Трофимовичу Притчину за доставку продуктов в лагерь, что позволит нам плодотворно трудиться над решением данной темы…»

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Шубин «Баня в горах» - (в юмористическую газету)

«Я скромная и простая женщина-врач. Если встать на табуретку, то из комнаты, где я живу, виден ручей около черной бани; известно, что инструктора-мужчины после восхождений очень любят париться. И вот там регулярно можно видеть обнаженных мужчин. В целях соблюдения высоких моральных норм поведения, мы, женщины-инструктора, решили на общественных началах женскими руками построить ширму, которая загораживала бы ручей со стороны тропы. Призываю всех женщин лагеря – обуздать хулиганствующих парильщиков!»

Тщетно, Лидия Кузнецова (женщина-врач), якобы автор этой статьи, пыталась сразу найти «членов редколлегии газеты «За здоровый быт», тотчас же после публикации куда – то подевавшихся, то ли укрывшихся в бане по-черному, то ли срочно вышедших на восхождение, то ли загодя отправившихся в единой компании с ее ближайшим родственником А.Кузнецовым на поиски новых оберегов и амулетов….», которые тогда были в большой моде и каждый, уважающий себя альпинист, непременно, должен был иметь «свой» амулет.

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

1963 год, А.Кузнецов получил звание

МС СССР по альпинизму.

Афанасий Шубин - "Поздравление Другу"

А.Кузнецов, А.Романов и А.Шубин имели, практически, одинаковые амулеты: когда они, по счастливой случайности, все трое работали в альплагере «Актру», «они подобрали на речке три почти одинаковых круглых, плоских галечки черного сланца; просверлили дырочки, Афоня вырезал на каждом экземляре по три силуэта – получились медальоны – амулеты, которые они носили на шнурках по поводу встреч и прочих памятных событий, ими стучали по дереву, чтобы все сбылось, что задумали, чтобы вновь встретиться. В экспедицию 1967 года Алим и Афоня медальоны не взяли – не было кворума».

Алим очень уважал Афоню и часто брал его как тренера и старшего инструктора с собой. Афанасий был с Алимом в экспедиции (1965) в Каракольском ущелье, когда было совершено восхождение на пик Каракольский по северо-восточному контрфорсу (5-А+1), совершенное командой Союза спортивных обществ и организаций Киргизской ССР под руководством МС СССР А.Романова в составе мастеров спорта: А.Еропунова, В.Аксёнова, О.Ленгника и альпинистов: В.Тищенко, Г.Асханова. Афанасий привез из экспедиции в Каракольское ущелье серию больших гуашей, написанных с необычайной для него быстротой и уверенностью.

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Встреча друзей в горах.

Второй слева - Василий Гладков - член Союза художников СССР - друг Афанасия,

третий слева Афанасий Шубин - член Союза художников СССР.

Альпинистам Киргизии, как в награду, была предоставлена возможность - организовать экспедицию на Хан-Тенгри и Алим Васильевич предложил Афанасию снова быть тренером в экспедиции на Иныльчек да и Афанасию уж очень хотелось быть в этой экспедиции вместе со своими друзьями и сделать несколько работ: нарисовать самому пик Хан-Тенгри, пик Победу, ледник Иныльчек — самый крупный ледник на Тянь-Шане, длина которого составляет 61 км, побывать возле «удивительного» озера Мерцбахера. Афанасий мечтал пройти весь путь своими ногами, увидеть все вблизи своими глазами.

(Озеро Мерцбахера - горное ледниково-подпрудное озеро в Киргизии, в восточной части центрального Тянь-Шаня, между хребтами Тенгри-Таг и Сарыджаз. Лежит в слиянии северной и южной ветви ледника Иныльчек и питается таянием вод. Озеро названо в честь немецкого географа Готфрида Мерцбахера, экспедиция под руководством которого открыла озеро в 1903 году. Сформировалось в окончании малого ледникового периода (XIX в.). Имеет два бассейна, называемых Верхнее и Нижнее озеро Мерцбахера, разделённых высотой 400 м и 3—4 км ледовой реки, которая также носит имя Мерцбахера. Нижняя, большая часть озера с юга ограничена ледниковой «плотиной». Ежегодно (дважды в год, в летний и зимний период) нижняя часть прорывается в долину реки Иныльчек, полностью теряет свои воды, сбрасывая их в течение 2—7 суток по подлёдным каналам. Скорость сброса может превышать 1000 м³/с. Прорывы нередко разрушают мосты, дороги, и другие инженерные сооружения вниз по течению рек вытекающих из этого озера, вплоть до реки Аксу на территории Китая. В момент прорыва в озере накапливается от 0,06 до 0,07 кубических километров воды. Согласно исследованиям, учёных прорывы происходят, когда температура воды в озере поднимается до 10—15 градусов по Цельсию).

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

"Узнаваемые лица друзей-альпинистов"

Афанасий Шубин за работой.

Иныльчекская экспедиция началась в конце июля 1967 года. Все шло хорошо и организованно. Был заказан вертолет для заброски продуктов и снаряжения и было еще два свободных места, но Афоня ответил категорическим отказом А.Романову на предложение - лететь вертолетом; он хотел побывать на Иныльчеке и пройти его пешком от начала до конца, а потом он хотел постепенно акклиматизироваться, зная свои проблемы с высотой. Если Афоня что либо решил, то спорить с ним было, абсолютно, бесполезно.

Вместе со всей командой альпинистов Афоня и Леонид Дядюченко отправились в далекий путь по леднику Иныльчеку; у Афанасия и Леонида была запланирована «творческая» остановка на озере Мерцбахера. Афанасий шел медленно и чувствовал иногда себя неважно, но на предложения Леонида вернуться назад, чтобы «потерять высоту» отшучивался: говорил, что это же юмор будет, если узнают, что «тренер высотной альпинистской экспедиции схватил горняшку на… 3500, такое придумать надо!»

Но высота, с каждым шагом и продвижением наверх, действовала отрицательно на здоровье Афанасия. Никто не ожидал такого поворота судьбы и даже сам Афанасий, когда рано утром 7 августа ему стало плохо и, не приходя в сознание, Афанасий Лазаревич Шубин умер 07.08.1967 года, на леднике Иныльчек (ледн. Звездочка), на высоте 4300 м, от острой сердечной недостаточности

Когда-то, работая вместе в альплагере Ала-Арча, А.Романов, А.Кузнецов и А.Шубин дали друг другу обещание: если с кем что случится, похоронить его в Ала-Арче, но только Афанасий Шубин покоится на могилах альпинистов в ущелье Ала-Арча, таком родном и любимым А.Шубиным. А.Романов, верный обещанию, перезахоронил Афоню (с разрешения Ю.И Шубиной), а жизнь разбросала по разным местам бывших друзей…

Афанасий Лазаревич Шубин похоронен на альпинистском кладбище в ущелье Ала-Арча

Барельеф к памятнику Афанасия Шубина сделал военный скульптор Георгий Федоров – друг Афанасия и Юли Шубиных.

Была сделана ошибка каменотесом и вместо «Афанасий» - было выбито «Афонасий», Афанасий не любил, когда писали или называли его Афонасием, куда было лучше для него – дружеское Афоня.

«Ему трудно давалась высота, этому человеку. Едва группа преодолевала незримый четырёхкилометровый рубеж – старший инструктор заметно сбавлял темп и начинал морщиться от головной боли. Но он был упрямым человеком и как бы то ни было – доходил до вершины. И как бы то ни было, но каждый год, едва сходили лавины скопившихся за зиму снегов, старший инструктор взваливал увесистый рюкзак и надолго уходил в горы, хотя ему очень трудно давалась высота»

Кто ходил с рюкзаком – знает, чего это стоит в пути наверх каждый грамм груза. А в рюкзаке старшего инструктора всегда находили место восьмикилограммовый этюдник и коробки с красками. Сверху он приторачивал обернутые в полиэтилен листы картона и без этих обязательных для него вещей старшего инструктора никто не представлял. На высоте он был тяжел для хозяина, этот этюдник. Ещё тяжелей он оказался для друзей хозяина, когда в августе 1967 года они до времени спустились в город и принесли осиротелый этюдник в дом, который меньше всего заслуживал такой беды.

Он был всегда подвержен горной болезни и всегда страдал от нее. Но он знал и другую «горную болезнь» и остался верен ей до конца. Люди горы, стихия и мужество, блаженство привалов и острый вкус риска, ликующее торжество победы, минута молчания перед штурмом – вот что ложилось на листы его эскизов, становясь потом живописными полотнами, офортами, линогравюрами.

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин

Последний свой эскиз член Союза художников Киргизии Афанасий Шубин писал на озере Мерцбахера. Подстрахованный веревкой, он сидел на самом краешке ледовой пропасти, а в низу медленно проплывали зеленоватые глыбы. Он писал и морщился. Казалось – от солнца. А это вновь разболелась голова. Ему очень трудно давалась высота. Но чем труднее она ему давалась, тем упрямее он шел к ней…»

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Могилы альпинистов в ущелье Ала-Арча. Барельеф Афанасию Шубину.

Работа выполнена военным скульптором Георгием Федоровым –

Другом Афанасия и Юли Шубиных.

Творчество Афанасия Шубина

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Афанасий Лазаревич Шубин "История Киргизского альпинизма" ()

Особая благодарность Анне Афанасьевне Шубиной за помощь

в написании статьи и предоставленные фотографии.

Используемая литература:

Леонид Дядюченко «Обратного пути не будет»,

Фрунзе «Адабият», 1990

https://ru.wikipedia.org/wiki/Озеро_Мерцбахера

https://ru.wikipedia.org/wiki/Кузнецов_Александр_Александрович_(1926)https://ru.wikipedia.org/wiki/Кузнецов_Александр_Александрович_(1926)

31


Комментарии:
3

С Днём альпинизма!
Спасибо за интересную и глубокую проработку темы.
... Вы знаете, Любовь, с первой вашей публикации на Риске, начал связывать ваше авторское имя с обязательно солидными полнокровными уважительными исследовательскими материалами. Будто на наших глазах пишется книга, летопись, будто метр за метром выстраивается дорога.
(Статья мне ещё и тем интересна, что её герой был и художником к тому же. Уважаю.)

Удачи. Пусть всё будет хорошо.

(я вам в личку сейчас словечко напишу)


3

Афанасий Шубин - один из тех людей, которых с полным правом называют уникальными.

Спасибо автору Любови за рассказ о нём!


3

Великолепная статья.


2

Читал и как будто шел рядом с героем статьи и своими глазами видел его насыщенную жизнь, друзей, восхождения. Все ёмко, понятно и легко читается. Спасибо, Люба!


2

Огромное спасибо!

Какие были времена, какие Люди, характеры...

Имел счастье вдохновляться копиями произведений Шубина, в 80-е их привозили из Киргизии и продавали начинающим альпинистам...


0

Моя бабушка по отцу была родом с той же деревни Куяча, что и Афанасий. В начале 30-х, поженившись с дедом, бежали от репрессий на заработки на Алдан. А вот бабушка по матери (со степного Алтая) в репрессии как и Афанасий, попала под Колпашево, в первую же зиму потеряв мужа и троих детей. Страшное время было, и гляди, как пересекаются судьбы.


Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru