Перевал Саамова

Пишет Ян Вал, 22.11.2020 22:11

Однажды за рюмкой чая Володя Ольшанский сказал — а ведь мы* с Миром перевал Саамова прошли и это было круто. Надо бы рассказать об этом. А я что — надо, так надо. Вот только посмотрю, что это за человек такой — Саамов, что в честь его перевалы называют. На этом месте старые альпинисты возможно захотят в меня кинуть чем-то тяжёлым — как, не знать, кто это? В своё оправдание скажу, что история, если её не хранить, имеет свойство забываться. И вот как раз, чтобы не ушли в Лету вехи и написался нижеследующий рассказ, в котором есть не только несколько достаточно уникальных фотографий Владимира Ольшанского с подписями, но и Алибекская хижина и её строитель — Игорь Саамов.
Для иллюстрации также использованы рисунок Ю. Васильева и фотография Ержана Мусаева, размещённые в открытых источниках.

Перевал Саамова (Горный туризм)

Началась эта история вскоре после войны. Игорь Саамов, инструктор альплагеря «Алибек» и просто хороший человек, организовал строительство хижины под Алибекским ледником. Место было выбрано с умом, полюбилось альпинистам и вскоре стало, как сейчас говорят, культовым. Вскоре попасть туда стало не так просто — претендовать на место в хижине могли везунчики, альпинисты с именем или просто известные люди. По воспоминаниям альпинистов, те из них, кто жил в самом «Алибеке», смотрели на обитателей Хижины, спускавшимся к ним «в банный день», с завистью и слегка снизу вверх, почти как на небожителей.

Перевал Саамова (Горный туризм)Алибекская хижина, рис. Ю. Васильева, 1966 год.

И неудивительно — среди этих самых обитателей был, к примеру, Игорь Евгеньевич Тамм, нобелевский лауреат и убеждённый альпинист. Часто жил в хижине и Юрий Визбор.

О песне «Лыжи у печки стоят» Визбор рассказывал на одном из концертов в начале 80-х так: «…Написана песенка была на Кавказе в 1961 году. Поднимались мы на хижину Алибек в Домбайской долине. Среди нас был нобелевский лауреат, физик Игорь Евгеньевич Тамм, был академик Блохинцев Дмитрий Иванович, ну и простой народ. В этой хижине и была написана песня, которая потом стала известной под названием «Домбайский вальс»...».

Перевал Саамова (Горный туризм)

Игорь Саамов, лето 1974 года. Фотография Ержана Мусаева.

После завершения строительства Игорь Саамов продолжал руководить жизнью Хижины, за что и получил неофициальный титул «Директор Хижины». Организовано всё было строго и не взирая на лица.

Рассказывает Анатолий Иванович Бублик, один из первых строителей спортивно-туристического комплекса Домбая, в том числе корпусов альплагеря «Алибек» в 1978 году:
Игорь там ввел серьезный порядок и контроль за чистотой. Например, приходит альпинист в Хижину на довольствие ставится — получает банку тушенки, при выписке нужно эту пустую банку предъявить завхозу (это чтобы не выбрасывали мусор на восхождениях, а несли с собой). Идет группа из альплагеря «Алибек» на Хижину, каждый несет дополнительный груз: десять килограмм угля, или провианта. Это и дополнительная нагрузка для акклиматизации спортсменов и для них же топливо. В Алибекской Хижине всегда было в наличии 10 ведер угля! Возвращается группа вниз — уносит мусор. Когда Игорь умер, все это прекратилось. Хижину и окрестности загадили. Сейчас она закрыта для проживания.

Увы, Хижины больше нет — она сгорела в 2004 году. Сам Игорь ушёл в Небесные горы значительно раньше…

Сентябрь 1974 года был очень снежным. Снег сделал проблематичным восхождения участников последней смены альплагеря. Но план по выпуску «значков» и разрядников нужно было выполнить.

Вспоминает Михаил Каменко:
18 сентября 1974 года. В тот день в альплагере «Алибек» намечалось заключительное восхождение новичков для получения звания «Альпинист СССР» («значок») в категории 1Б на вершину Сулахат (голову Сулахат, как тогда говорили). Всю ночь накануне шел сильный снег, не меньше метра снега легло. Помню, как тяжело было вставать рано утром в холодной палатке. Мой товарищ не вылезая из спальника стал разводить бензиновый примус, чтобы хотя бы приготовить горячий чай. Примус упал на деревянный настил и загорелся. Я лежал в спальнике и думал, что вот хоть так бы согреться. Товарищ затушил возгорание наброшенной штормовкой. Я вообще вставать не хотел и даже заявил, что все равно «значки» мы не получим. На вопрос «почему», я тогда заявил, что мы просто не зайдем на гору. К сожалению, предчувствие оказалось вещим. На построении перед выходом инструкторы и руководство альплагерем обсуждали что делать, было видно, что они колебались, так как снег продолжал идти. Потом они приняли решение — впереди пошла группа из пяти человек, инструкторов, чтобы протоптать в глубоком снегу тропу для отряда новичков. С отрывом около часа выдвинулись несколькими группами и мы, новички, с нашими инструкторами. Мы уже были на подходе к перевалу, когда по радио получили сигнал с перевала, что там что-то случилось с передовой сводной группой инструкторов. Была отдана команда, чтобы парни бросали все, кроме ледорубов и веревок и выдвигались за перевал, а девчата распределились бы по маршруту и стали бы готовить чай. Мы понимали, что там аварийная ситуация, катастрофа, рванулись было быстро, но это горы, тут же пропало дыхание, пришлось идти медленно. Прямо за перевалов мы увидели глыбы снега и камней. Лавина сошла со склонов Сулахат. Как потом оказалось, передовая группа решила идти не к скалам и потом вдоль них, а поперек ложбинки на склоне, и своими следами они подрезали лавинную доску. Они были все в одной связке. Трое пролетели мимо выступов скал ниже и отделались только тем, что нахватались в легкие снега, откопались сами и откопали двух других товарищей. Касаткин Владимир, инструктор, второразрядник, погиб на месте с переломом основания черепа. Игорь Саамов был жив и внешне не имел никаких повреждений. Как потом стало известно у него были отбиты все внутренние органы. Мы соорудили носилки из ледорубов и веревок, положили Игоря и стали транспортировать на перевал, а потом вниз, почему-то решили идти не к «Алибеку», а к Алибекской хижине через нагромождения глыб каждый величиной с комнату. Носилки несли по десять человек. Часто останавливались, растирали руки и ноги Игорю, который то терял сознание и начинал бредить про охоту на медведей, то приходил в сознание и старался подбодрить нас, новичков, чтобы не сильно пугались. Мы были шокированы всем случившимся. Операция по спуску пострадавшего заняла около 10 часов, мы были измотаны и физически и морально (пацаны 18-19 лет). Запомнилось, как мужественно держался Игорь Саамов. Мы думали, что спасли его, но позднее, уже в Ленинграде узнали, что Игорь умер в больнице через два дня после той лавины.

В 1975 году группа «локомотивовцев» под руководством Николая Парфёнова прошла сложнейший поход, включающий самые труднодоступные и практически не посещавшиеся в то время (да и сейчас) районы Домбая. Кульминацией похода стало первопрохождение перевала высшей категории сложности (3Б) под вершиной Алибек-Баши. Он был назван перевалом Саамова...

А в 1995 году перевал был пройден группой под руководством Юрия Владимировича Миргородского.

Мир «положил глаз» на перевал Саамова ещё в 1984 году. В тот год он совершил первопрохождение перевала 40-летия Победы, весьма серьёзной 3А, расположенной с другой стороны Алибек-Баши. Но сложнейший перевал района был вызовом Мастеру...

И вот в 1995 году на штурм перевала отправились Владимир Ольшанский, Валерий Дубинин, Николай Садовой, Юрий Загоруйко и Сергей Стетюха под мудрым руководством Юрия Миргородского.

Печально, но отчёт этого похода затерялся. Но вот фотографии перевала мы разобрали, подписали и представляем читателям:

Перевал Саамова (Горный туризм)

Валера Дубинин Коле Садовому — а сейчас мы пойдём на вот такой перевал (Саамова)

Перевал Саамова (Горный туризм)

Хвост ледяного дракона. Говорят, сейчас он растаял...

Перевал Саамова (Горный туризм)

Перевал Саамова

Перевал Саамова (Горный туризм) Алибекский ледник

Перевал Саамова (Горный туризм)

Утро под перевалом. Из палатки выходит Валера Дубинин, собирают вещи Гена Скрипченко и Коля Садовой

Перевал Саамова (Горный туризм)

Спуск с перевальной стенки

Перевал Саамова (Горный туризм)

Обход ледопада на спуске

Перевал Саамова (Горный туризм)

Со скал — опять на лёдопад, а дальше — в каньон

Перевал Саамова (Горный туризм)

Пройденный участок ледопада (перевал справа)

Перевал Саамова (Горный туризм)

И изюминка под конец — стометровый сброс над каньоном Чхалты.
Сидят Мир и Садовой, внизу Гена

Перевал Саамова (Горный туризм)

Дошли!

P.S. Запиской из тура по причине отсутствия отчёта я не располагаю и понять, ходился ли перевал между 1975 и 1995 гг., нельзя. Сведений о других прохождениях в сети не обнаружено. Буду благодарен за разъяснение вопроса.

*Под «мы» подразумевается Владимир Ольшанский. Автор хорошо знаком и не раз ходил со большинством участников того похода, но не столь суровые перевалы.

62


Комментарии:
8

ВСкоре после войны Саамов Игорь не мог строить хижину . С Сулахатского перевала спуск в лагерь " Алибек" есть два варианта. Через хижину и по верхней тропе. Но по верхней тропе спускать на тот момент было сложнее и опасней так как тропа идет по травянистому склону. Снега было много. В зимний период на хижину Алибек, а она до 1984 года принадлежала лагерю Алибек продавались горнолыжные путевки смена 15 днй. Вечная память Саамову Игорю очень много сделавшему что бы хижина работала. И хорошо что назвали в его память ПЕРЕВАЛ. Достойный был человек.


0

Вскоре — понятие растяжимое. И с годами всё больше и больше. Пятидесятые уже «вскоре». Шестидесятые? Возможно...
Вспомните год строительства Хижины — с удовольствием заменю.


0

Сильно...


0

Юра, кто этот замечательный сказочник? Ты его знал? Читали с Музачиром , обрыдались. Братья Вайнеры по сравнению с этим сказочником - просто дети.


1

Славик, так сказочники на то и существуют, чтобы сказки рассказывать. Он работал инструктором зимой в "Алибеке". А Хижина после Игоря Саамова, как ты помнишь, хирела год от года. И в конце восьмидесятых была грязной и дурно пахнущей. Но в ней всё же можно было укрыться от непогоды, переночевать перед Сулахатом (от Хижины по верхней тропе до маршрута ближе, чем от "Алибека"). Игорь коллекционировал детские рисунки. Мне об этом рассказывала Наташа Сенчина.

А я ещё застал на Хижине прекрасную библиотеку Игоря. Это не были "сотни томов", но в ней были по тем временам совершенно невиданные вещи. Дореволюционная "Нива" с литературными приложениями. Книги дореволюционных изданий. Всё это сырело и гнило в картонных коробках. Каюсь(не, теперь уже не каюсь), у меня до сих пор есть книга Владимира Сергеевича Соловьёва с ятями из того, по-видимому, пропавшего собрания. Мусе(Мусачиру) привет!



4

Рассказ Кайданова(Карданов это псевдоним) конечно "литература". Но об Игоре Самове там тепло и больше чем где-нибудь сказано.


0

Спасибо!


10

В черном трауре, а не в лаврах,
Наплевав на лавины, вьюгу,
На вершинах и перевалах
Ставим памятники друг другу.

Топчем снег и слагаем песни,
Ускользая в крутые выси,
Ну, а что же нам делать, если
Мы без этого жизнь не мыслим?

Оставляем постели спален,
На моренах ища ночлега,
Забираясь в такие дали...
И в июле ждём с неба снега.

Молча пьём за друзей ушедших,
И сжимаем глаза до боли,
Вспоминая их, сумасшедших,
Растворившихся в белом поле.

И поём о них, не забытых,
Ускользающих, будто в замять,
Не умерших и не убитых,
А ушедших навечно в память.

И мы больше, чем кто-то можем.
Мы друзьями вросли в планету.
Просто память теперь дороже,
Чем те жизни, которых нету.

В черном трауре, а не в лаврах,

Наплевав на лавины, вьюгу

На вершинах и перевалах

Ставим памятники друг другу.

Стихи Андрея Свитки.


3

Спасибо!

Получил огромное удовольствие от прочитанного.

Великие были люди!

Светлая память!


1

Спасибо! Мы ночевали там в 86-м, отрядом новичков. Вечером, у камина, пожилой инструктор истории рассказывал, пели Визбора. Потом, в 2003-м там было запустение, помогали убирать мусор ребятам из МЧС. Когда увидел то, что осталось, было очень тяжело смотреть, и странно. Не видно было следов пожара, как будто снесли хижину под корень. Фундамент остался, может еще восстановят?


2

Вроде как погранцы ликвидировали. Чтоб не было отсидки. Хижина не горела, ее просто сломали. А восстановят ли - вряд ли. Туда кабель 0,4 кВ был прокинут, его куски до сих пор по тропе есть. Прикиньте, каким упертым надо быть, чтоб на такое разогнаться. На месте погранпоста был угольный сарайчик "Матильда", из него зимой в хижину уголь брали. Кого сейчас вдохновишь попутно на 200 м вверх уголь захватить?


3

Если вернуться к начальной теме-перевалу,то кто в те времена давал имя перевалу-к в когда в 75г. я проходил перевал в составе группы Коли Парфёнова,мне кажется (45 лет прошло не всё помнится,да и моя роль в группе-врач,что мне до названий) у перевала не было названия. Как перевал он для прохождения удобен только в связке(мы проходили Туманный,плечи Эрцога, ледник Алибек,Саамова,Суфруджинский а дальше Джугутурлючат и дальше). Повторять это прохождение вряд ли кому-то было интересно.Прошло время и ходить стали по другому и с другими целями.Это касается туристов. Альпинисты проходили перевалы по пути на вершины и на перевалах записки практически не оставляли,хотя мы на маршруте находили древние записки,одна или две даже Абалаковские.


0

Сергей, о том вашем походе можно отдельную сагу написать. Но, «тут наши полномочия всё».
Интересно — тоже сложное понятие. Думаю, что скорее «хочется и колется», поскольку перевал ух какой, но вот по силам немногим.
Из отчёта: «Перевал пройден. По праву первых предлагаем назвать его именем Игоря Саамова, тебердинца, много проработавшего инструктором в этом районе, начальника Алибекской хижины, погибшего в лавине в 1973 году.»
С годом, правда, нестыковка — остальные источники говорят о 1974.


3

В этом сезоне при траверсе Алибекской подковы этот перевал прошла команда М.Семенова. Правда, как бы "радиально", вдоль. Обещал рассказать, ждем.

А "по классике" сейчас, похоже, перевал (да и Алибек-баши 3А) вряд ли "ходячий" : сильно потаяло н средняя треть ледника такое рванье и месиво, что смотреть страшно.



1

Реально написать о том походе может Коля Парфёнов(все фотографии у него) но он не писатель.Эдик Сергиевский тоже не писатель. Володя Арсенин-писатель,но не было принято перехватывать инициативу у автора Идеи похода. А возвращаясь к идее прохождения перевала:что это путь из Домбая на Чхалту или обратно -Это достойный подвиг.Как сейчас помню тот камень,что прилетел в меня на дюльфере с южной стороны.



1

Спасибо, нашел отчет Парфенова.

О перевале узнал впервые от Виктора Эдуардовича Поляка, году в 80м.

По отчету вижу- он был в вашей группе тогда.


2

А Алибекскую хижину очень жаль.К сожалению, она оказалась никому не нужна.

Хотя безусловно, имела и историческую ценность, и просто как приют.

Увы не нашлось хозяина.


2

И да.Текст вызвал целую волну эмоций.

Спасибо!!!


1

Да не за что;)


2

Прочитал отчёт и понял как время всё перемешало-мы в одном из следующих походов попробывали зайти в цирк Джугутурлючата с Чхалты и тогда с нами были Арсенин и Сергиевский. Попытка не удалась. А в то время заново открывался сложный туристский Кавказ и в одной из групп открывателей были Арсенин,Парфёнов и Сергиевский,которые организовали несколько походов по западному Кавказу. А по рассказам старого Вегенера ,который занимался тем же,но до войны-тогда искали наиболее простые перевалы.Теперь о Вите Поляке-последнюю треть похода 75г. мы прошли благодаря ему.В одном из эпизодов у нас на вертикальном спуске упала связка ледорубов... в хлам.И только благодаря Витиному знакомству со спасателями в Домбае,которые дали нам ледорубы мы продолжили поход. Спасибо за пост-победим Альцгеймера,что можем-вспомним.


0

На это и рассчитываю. Спасибо за комментарии — хорошо, когда они не менее интересны и ценны, чем исходный текст.


2

В июне 1973 года, пройдя Юбилейный (3А) и спускаясь по Алибекскому ледопаду, облизывались на эту перемычку в ГКХ. Руководителем нашей пятёрки был Боря Тмур из Жданова (ныне Мариуполь). Поговаривают, что на ледовых занятия с новичками его группу накрыл ледовый обвал и Борис получил серьёзную травму позвоночника. Может кто-нибудь знает его нынешнюю судьбу?


Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru