Как я значок получал

Пишет Альпинист-Акрофоб, 25.06.2020 20:46

Восхождение на вершину горы Лха Западная (2624) по кулуару ЮЗ склона (1Б)

Как я значок получал (Альпинизм)

Часть 1: подготовка

Моя подготовка началась с прочтения описания маршрута, естественно, я ничего не понял, но зато честно прочитал. По ощущениям, фотографий там гораздо больше, чем текста. В дорогу я собрался как надо, у меня уже был опыт поездки на лёд, поэтому я взял всё, что могло бы мне там пригодиться. Да, план заключался в том, что после восхождения мы поедем в альплагерь "Шхельда", и будем заниматься ледолазанием, но в итоге, большая часть вещей мне не понадобилась. И вот, на основе описания я составил у себя в голове список предметов, которые нужно взять с собой на гору. На основе временных отрезков, которые были указаны в отчёте, естественно, с поправкой на свою нерасторопность, я собрал провизию, два небольших бутерброда с колбасой, три конфеты, термос с чаем и пол литровая бутылка воды. Железа мы с собой взяли достаточно, у нас было два молотка, набор крючьев, закладки, фрэнды, куча оттяжек и две верёвки: одна сорок, другая пятьдесят метров. Всё свободное место в рюкзаке я забил тёплой одеждой, я взял с собой, помимо того, что было на мне, пуховик, запасные флисовые перчатки, носки, бахилы, балаклаву и бафф. Благодаря этому я ни разу не замёрз, даже когда спал, но сейчас не об этом. Помимо одежды и провизии, у меня было личное снаряжение и часть общего. Из мелочи, у меня был крем от загара, гигиеническая помада, запасные батарейки для фонарика, а ещё, у меня была групповая аптечка. Это был весь мой инвентарь. На мне был надет комплект термобелья, двое носков, одни из них были шерстяными, ботинки, флисовые штаны и кофта, штормовые штаны, мембранная куртка, флисовые перчатки и перчатки для работы с верёвкой. К восхождению на единичку я был готов, но увы, меня ждал неприятный сюрприз...

Часть 2: Подход

Утро началось не с кофе, и даже не с чая, оно началось с метаний туда-сюда в поисках того-сего. Так как это мой первый опыт сбора на восхождение из палаточного лагеря, я возился долго. Мы встали без двадцати пять, чай я заварил себе ещё день назад, так что, греть ничего мне не надо было. Я уже не помню, чем я позавтракал, но чай ребятам точно нужно было греть, так что, мы зажгли горелку и начали кипятить воду. Я оделся, собрал рюкзак, поносил несколько предметов от машины до палатки и обратно, и в целом, создавал видимость бурной деятельности. Короче, мы ничего не успели, кто-то даже не успел заварить себе чай и, просто, взял термос с кипятком. Начали восхождение мы в 6:25, 22 февраля. Игорь (имя изменено) рассказал нам, куда, примерно нам нужно идти, так что, мы пошли. Состав был следующим: Я, Саня, Вова, Жора и Данил, в качестве инструктора (имена изменены). Было не холодно, погода была чудесная, если смотреть на гору, то мы пошли левее, практически параллельно её склону, затем повернули направо к большим камням, мимо которых тёк ручей. Мы поднялись наверх, обходя эти камни слева, далее мы пошли по одной из звериных троп, которые тянулись серпантином по всему склону. Когда мы дошли до небольшой стены, метров пять-семь, которая была по левую сторону от нас, мы повернули направо, в сторону ручья, перешли его и продолжили подъём по склону. Выйдя на свободное пространство, мы увидели полосу из берёз, растущую на одном из склонов не ярко выраженного травянистого гребня, не знаю, можно ли его так назвать. Мы пошли вдоль берёз, они всегда были слева, прошли так почти километр. В этот момент мне стало совсем тяжело идти, поэтому с меня сняли верёвку и отдали её Вове. Дальше мы пошли уже между берёз, справа лежали три больших камня, где-то с человеческий рост, они могут послужить ориентиром. Тропа, по которой мы шли была трудно различима и кое-где засыпала снегом. В одном месте тропа даже уходила чуть ниже, но не намного. Там в первый раз появился участок, где можно себе что-нибудь сломать, слева от тропинки на пару метров появляется обрыв глубиной метров десять, но тропа находится на безопасном расстоянии и упасть туда можно, разве что, специально. Дальше ещё чуть-чуть кушерей и маленький ручей, который мы перешли по его замёрзшей части. В общем, первую половину подхода нужно идти в направлении чуть левее горы, чтобы выйти на нужную прямую. Когда мы вышли на более-менее чистое место, мы пошли по направлению к большому высокому зубу, который находится в самой левой части горы. Между этим зубом и основным массивом горы находится камин, который и является началом маршрута. К нему можно идти напрямую, никаких препятствий на пути нет. на подходе к концу подхода, как бы нелепо это не звучало, я уже начал понимать, что выбиваюсь из сил, но виду не подал. Всё-таки, я всегда хожу медленно, в своём темпе. В общем, еле дошёл. Я, даже, немного обрадовался, что начался скальный отрезок.

Часть 3: Восхождение

Так обрадовался, что аж вызвался добровольцем пролезть первым, снял рюкзак, понавешал на себя кучу железяк и полез. Никаких сложностей у меня этот отрезок не вызвал, я сделал, всего две точки страховки и вылез к станции. Выше неё на два метра была ещё одна. Это были первые две станции, сделанные не нами, два куска основной верёвки, связанные узлом "проводник", он же "дубовый", накинуты на два скальных выступа. Я стал на самостраховку и крикнул Данилу, далее мы затащили мой рюкзак, а потом остальные затащили туда и себя. Заняло у нас это действо, примерно полчаса. Дальше был расширяющийся кулуар, засыпанный мерзкой сыпухой средней мелкости. Большинство камней были размером с большое яблоко. После, примерно, двухсот метров такого кулуара, он опять сужается в камин и начинается самый весёлый участок маршрута. Называется он "две пробки". Как уже понятно из названия, это две пробки подряд, разделённые десятью, или пятнадцатью метрами осыпи. На подходе к первой пробке, на нас посыпались камни, группа Игоря, которая нас опережала, сбросила на нас несколько камней размером с арбуз. Как я понял, Данил с Вовой чудом увернулись от одного из них, Данилу камень попал в ногу, в районе основания большого пальца. Вроде, обошлось, но далее мы были предельно осторожны. В том месте кулуар очень узкий и все камни летят чётко по нему, поэтому, если скинуть камень чуть выше, то он точно долетит до товарищей внизу. Было лишь два безопасных места, под пробками, поэтому, когда я лез первую пробку, остальные прятались от камней. Первая пробка была нами форсирована с использованием искусственных точек опоры. Между камнем и скалой закладывался фрэнд, в него вщёлкивалась петля и он работал и как точка страховки, и как точка опоры. У нас таких фрэндов было, как минимум два. Ещё одной точкой опоры было плечо Данила, на которое он предложил ставить ногу, и таким образом я вылез первую пробку. Далее, по классике, я организовал верхнюю страховку, там, тоже был кусок верёвки, он был продет в песочные часы между второй пробкой и скалой, его мы использовали для станции. Там было совсем узко, поэтому все передвигались особенно осторожно и только по одному. Когда мы все скопились под второй пробкой я, снова, полез первым. Вторая пробка была попроще первой, но точка опоры в виде плеча Данила мне, всё равно, понадобилась. Выше второй пробки сразу началась средняя сыпуха из тех самых камней, размером с арбуз. Очень осторожно, стараясь не скинуть ни одного камня, я пошёл выше. Ко мне, всё ещё, была привязана верёвка, но точек страховки на ней не было, они были не нужны, моей целью было сделать станцию и организовать верхнюю страховку для Данил. К стати, на первой пробке, где я лез с ИТО, мне пришлось вытягивать Данила системой один к трём через автоблок, остальные жумарили. Так вот, без эксцессов миновав опасную осыпь, я увидел те самые бараньи лбы. Станцию было делать негде, везде голые скалы, а посередине осыпь. Единственной возможностью вылезти наверх было окно под большим камнем. Я, убедившись, что верёвки хватит, полез через это окно, опять таки, без точек страховки, потому что их, просто, было некуда ставить. Окно представляло собой небольшую трубу из нескольких камней длиной, примерно шесть метров и шиной, примерно полтора, пролез я эту трубу на распорах, по очереди переставляя руки и ноги. Как только я вылез наверх к следующему участку осыпи, Данил крикнул мне, что верёвка закончилась. Я немного походил влево-вправо и нашёл камень, который выглядел, просто, как плоский камень, лежащий на земле, но на поверку оказался частью скалы, выступающей над землёй. Мне очень крупно повезло найти такой выступ в том самом месте, где заканчивается верёвка. Я накинул на выступ петлю, сделал станцию и провесил перила. Пока Жорик жумарил я пристраховал эту станцию за другой такой же выступ, но чуть выше, потому что боялся, что петля может слететь. На этот раз, сначала, все жумарили, и всем пришлось проходить, вслед за мной, это окно. Замыкающим был Данил. Далее, кулуар опять сужался до коридора, шириной, примерно три метра, полностью засыпанного мелкой сыпухой. Подниматься по нему было очень тяжело, делая два шага вверх, я съезжал на шаг вниз. Силы уже давно меня покинули и дальше я шёл на какой-то магии, не иначе. Впереди нас ждал длинный промежуток несложного лазания и ходьбы пешком по гребню, заблудиться было крайне сложно. У самой вершины нас ждал скальный участок, где справа был очень высокий обрыв, чуть ли не до самого низа. Все впятером мы связались в связку и полезли наверх. Кое как, а что самое главное, со страховкой, мы долезли до верха, а до вершины оставалось, всего десять минут. До вершины мы дошли уже к закату, солнце садилось прямо на глазах. Мы сели немного отдохнуть, перекусить, сделали групповое фото, пока совсем не стемнело. На этом моменте у нас закончилась вся вода.

Часть 4: Долгий путь домой

Стемнело очень быстро, вершина представляла собой самый высокий холм, ниже, на другой её стороне было множество травянистых холмов и долин. Лишь один склон горы был полностью скалистым - тот по которому мы поднялись. И мы пошли, пошли неизвестно куда, в темноте, до конца не понимая, что конкретно мы ищем, то поднимаясь наверх, то спускаясь вниз. Наше предположение, что мы сразу найдём дорогу в лагерь по следам Игоря и его группы, было ошибочным. Мы ничего не нашли, мы заблудились. Даже зная, в какой стороне лагерь, видя его с вершины, мы не смогли найти к нему дорогу. Мы блуждали в темноте четыре часа, моё состояние в этот момент начало резко ухудшаться. Ребята уходили далеко вперёд и долго ждали, пока я их догоняю, светя фонариками мне, в качестве ориентира. В это время из темноты на нас начали смотреть десятки блестящих глаз, это были лошади. Очень необычно было встретить их на такой высоте, они, просто, скакали мимо. Мы вызвали у них определённый интерес, но за нами лошади не последовали и мы мирно разошлись. Под конец этих бесцельных блужданий, мы пришли, практически, в то же место, откуда и начали. Тут же пришло и понимание, что мы крупно влипли. Я часто сталкиваюсь с этим чувством, но каждый раз тяжело, никак не могу к нему привыкнуть - это чувство, словно ты взаперти, в ловушке, из которой не выбраться. Чувство отчаяния не покидает и кажется, что до безопасного места не добраться, но я отгонял его от себя, потому что понимал, что этим делу не помочь и шёл дальше. По моим товарищам было видно, что они переживали схожие эмоции, никто не паниковал, не терял самообладание, все, просто, шли, если надо садились отдыхать, если надо ждали отстающих и старались помогать друг другу везде, где нужна была помощь. Примерно в это же время мы поняли, что холодной ночёвки нам не избежать. Побродив немного по округе мы нашли скалу, которая защищала нас от ветра и устроились на ночлег. Спали мы недолго, всего пару часов, может, и того меньше, на часы было некогда смотреть. Поднялись мы в первом часу ночи, ветер усилился и скала больше не обеспечивала должной защиты. Как ни странно, мне было не холодно, как я уже говорил, я взял с собой достаточно тёплой одежды, чтобы не мёрзнуть даже ночью, лёжа на земле. Когда мы собрались было принято решение идти в сторону посёлка Бедык, напрямик до него было десять километров, по факту, учитывая все спуски, подъёмы и повороты - около тринадцати. В темноте было очень тяжело идти, мы точно не понимали где мы, рельефа вокруг было не видно, мы обнаруживали препятствия на пути только упираясь в них носом. Несколько раз приходилось возвращаться назад и делать петли, потому что дальше пути нет. В это время я начал сильнее страдать от обезвоживания, у меня начали пересыхать глаза и нос, появилось головокружение, переходы становились всё короче, а привалы всё длиннее. Кое как мы спустились чуть ниже, до момента, когда нужно было подниматься наверх, на гребень, по которому мы рассчитывали дойти до Бедыка. В этот момент я уже был еле живой, состояние резко ухудшалось, я с каждым шагом терял силы, мне нужна была вода. До рассвета было, примерно два часа. У нас с Данилом произошла небольшая перепалка, он настаивал на том, чтобы мы продолжали движение вверх на гребень, а я на том, что нам срочно нужна вода. В какой-то момент я, просто, наплевал на всё и начал действовать в одиночку потому что мне не удалось убедить товарищей в том, что я не дойду до гребня. Да, пускай я нарушитель, но в тот момент спасение собственной шкуры было для меня самой приоритетной задачей и я был уверен, что спасая себя, я спасаю всю группу. В итоге мы с Данилом сошлись на том, что мы дождёмся рассвета и сразу начнём искать воду, но рассвета я ждать не стал. В надежде избавить себя и остальных от лишних действий и сложного морального выбора, я начал разбирать свой рюкзак, в надежде найти хоть что-нибудь для того, чтобы растопить снег. В аптечке я нашёл пластиковую баночку с перекисью водорода, в боковом кармане рюкзака я нашёл зажигалку. Отрезав верхнюю часть баночки, у меня получился небольшой стаканчик, в который я набил снег и начал греть дно зажигалкой. В течении десяти минут, мне удалось натопить половину этого стаканчика и я сразу начал разводить костёр. Благодаря тому, что я перелил всю накопленную воду в уже пустую поллитровую пластиковую бутылку из под воды, мне удалось без повреждения самой бутылки нагревать её дно над костром. Практически сразу, к этому процессу подключился Жора, мы вместе насобирали хвороста и начали топить снег в бутылке. К утру мы натопили столько воды, что каждому хватило на несколько хороших глотков. Стало немного легче. Уже рассвело и мы выдвинулись по намеченному пути. Подъем я осилил, дальше был спуск и ещё один подъем чуть поменьше. Пройдя где-то три километра у меня появилась новая проблема, меня начало клонить в сон. Теперь, во время каждой передышки, я старался хоть немного поспать и просил Санька будить меня перед началом движения. Спустя несколько часов такого прерывистого шага, мы вышли на более-менее широкую верную тропу, которая шла уже гораздо ближе к оврагу с ручьём. Там на связь вышел Игорь и мы начали разрабатывать план спасательной операции.

Часть 5: Спасательная операция

План заключался в том, чтобы спуститься к реке и выйти в Бедык, идя вниз по течению. Мы находились на левом берегу, а Игорь с ребятами на правом. Загвоздка была в том, что и мы, и они находились наверху ущелья. Вниз уходили сотни метров отвесных скал и нам нужно было найти способ спуститься. С противоположного склона было хорошо видно наш склон, поэтому, Игорь кричал нам, в какую сторону нужно идти, чтобы более-менее безопасно спуститься. Наш путь лежал через два кулуара, первый был просторный, чистый и не очень крутой, второй был гораздо длиннее, круче и весь заросший кустами и деревьями. Но делать было нечего, мы взяли в руки ледорубы и начали спуск. В первом проблем не возникло, мы спустились и пошли дальше, повернули налево, пошли вдоль края, поднялись чуть вверх, и нашли второй кулуар. Там было очень скользко, мягкая влажная земля была обильно засыпала листьями и удержаться на склоне было очень сложно. Я помню, что каждый прокатился на ней, как минимум, по разу, я съехал вниз на жопе раза три. Но я слышал шум ручья, меня уже было невозможно остановить. Наплевав на усталость и на боль, я пошёл вниз, быстро, но аккуратно, я спускался, хватаясь за деревья и зарубаясь ледорубом в землю. Позади Данил кричал Жоре, что внизу очень скользко и надо надевать кошки, затем Жора кричал это мне, я ответил, что понял и пошёл дальше без кошек. Слишком сложно, я чувствовал себя на склоне достаточно уверенно, чтобы пренебречь этим советом, когда я представил, как я потрошу весь рюкзак в поисках этих самых кошек, которые лежали в самом низу, мне стало дурно. С помощью особой магии я в миг оказался у небольшого сброса метра три высотой, лишь он отделял меня от вожделенной жидкости. Я дождался Данила и мы организовали мини спуск по верёвке, совмещённый с переправой, потому что спуск был прямиком в реку. Перемахнув на тот берег, я сразу полез за термосом, набрав полный термос ледяной воды, я сел на землю, прислонившись спиной к большому камню, и начал пить. Выпив, почти весь термос, я достал телефон, записал последнюю аудиозапись, и последние силы покинули меня. В итоге, нас нашли, вытащили к машинам, меня тащили в буквальном смысле, остальные, вроде, сами дошли. Я по пути несколько раз, то ли засыпал, то ли терял сознание, смутно помню. Сев в машину, я вцепился в лежащую на заднем сидении бутылку минералки и не расстался с ней, пока мы не приехали в лагерь. Это случилось в 5 часов вечера 23 февраля, спустя 35 часов с момента начала нашего восхождения. Хорошо покушав и переночевав, мы с Саньком выехали в сторону дома. Всё хорошо, что хорошо кончается, этот поход был наполнен ценнейшим опытом, я усвоил ошибки, сделал выводы и в следующий раз я буду готов.

36


Комментарии:
4
Триллер....

16
Мне кажется, всем страшно даже комментировать этот трэш.

12
Страшно представить, что будет в следующем триллере - Как я третий разряд получал...

12
– Какая дорога правильная, отче? – спросил он наконец. – Как распознать ее среди других дорог?⠀
⠀– Если движешься в том направлении, в котором твой страх растет, ты на правильном пути.
:)

11
Не всем это можно читать. Я вот за Ситника стал переживать.... к перилам на значок его уже здесь почти приучили, а вот ИТО на значок может его добить...

9
Стесняюсь спросить, о каком значке речь идёт-"Спасательный отряд",или "Комсомольский"?

4
о этом

5
"У нас было два молотка, набор крючьев, закладки, фрэнды, гексы, трикамы, скайхуки, копперхеды, куча оттяжек и две верёвки: одна сорок, другая пятьдесят метров.
Не то, чтобы это всё было нужно на восхождении, но раз начал коллекционировать железо, то иди в своём увлечении до конца".

1
:))))) скайхуки и коперхеды... я столько не осилю даже на 5... :))))

1
даа, фетишизм - ещё одна детская болезнь альпинизма )

6
это точно не стёб, придуманный как сборник чёрного юмора со всех историй как не надо делать?

5
Спасибо! Тонко. Давно так не смеялся...

3
похоже они на пятерку собирались и таки нашли ее на единичке. отрицательные камины ИТО... жуть.

6
Пиши исчо! Валеру Поволяева уже почти завалил!

0
Да, точно... даже призрак ружьишка мелькал (навеяло), но видимо в следующих сериях оно таки появится реально ;)

...кстати, похоже предыдущая группа тоже запоролась на спуске и словила таки сидячую/холодную ночёвку?
Мужественная единичка.... ващще (смайлик-"шок") :)

7
Ничего не понял, стало страшно. "Он шел на Одессу , а вышел к Херсону" . Это прикол!!!!!!!!!!!

0
Да уж... Это точно единичка? )))

0

Надо было перекись выпить, это же вода+кислород. На высоте самое то, что нужно.


3

Слово "круто" слишком мягкое определение для этой 1Б. Зато за одну ночь получили такой опыт, который другие годами зарабатывают!


Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru