Ветра навстречу или Соло в шторм.

Пишет lorinson, 23.11.2018 09:51

Соло-экстрим "Томск-Кипр" на яхте. 2005 год


Ветра навстречу или Соло в шторм. (Путешествия)
«Некоторые, говоря о «безнадежных» путешественниках, говорят — «это образ жизни». Я бы сказал и говорю — это и есть сама жизнь! Жизнь — это познание окружающего тебя мира. Можно познавать медленно — из окна своей квартиры. Можно быстрее — из окна поезда. А можно «давить на газ». Это мой стиль».
В. Шарапов



Есть в истории нашего клуба «Янтарь» и соло-походы. Один из них - экстрим-экспедиция "Томск-Кипр" на яхте. Весь экипаж лодки представлен Вадимом Шараповым.
С разрешения Вадима, привожу тут его рассказ об этом путешествии.

16 сентября 2005 года в 14.00 из города Томска на остров Кипр, как было запланировано, стартовала парусная лодка проекта «фофан» под названием «Соло». Маршрут плавания должен был пройти по восьми российским рекам и пять морей, что составило бы около 10 000 км. Выход 4,3 метровой лодки в Средиземное море к солнечному Кипру намечен на середину декабря.
А далее, как все происходило.

Ветра навстречу или Соло в шторм. (Путешествия)
16 сентября. После выхода из Томска, вечером успел в Северске на берегу Томи попрощаться с мамой без камер и посторонних. По пути пересекся с янтарцами в Иштане.

20 сентября. Пятый день экстрим-экспедиции. Вышел на Обь, сейчас где-то за Кривошеино. К сожалению, ветра нет, полный штиль. За время пути прошёл только один час под парусами. Остальное время пришлось работать вёслами. Так что полностью расслабиться в процессе плавания по течению не получается. Общение ограничено контингентом рыбаков. От рыбы не отказываюсь.
Пока продвигаюсь медленно, опасаюсь сорвать руки. Втягиваюсь. Говорить об ориентировочной скорости прохождения маршрута еще рано.
Проснулся сегодня, вокруг всё в инее. Сейчас уже потеплело, светит солнце.

21 сентября. Прошел 150 километров. Не много, но путь намечен дальний — километры еще нарастут. Но чувства дальнего пути, чего-то значительного не возникло. Как будто я не в тысячекилометровое путешествие отправился, а на дачу до конца недели. Не пойму, в чем дело. Достал телефон посмотреть время. И тут меня осенило — мобильник. Связь хорошая. Мобильник, хоть и не звонит ежеминутно, но ощущение, что ты никуда не уехал, создает. Вышел к паромной переправе, к причалу какого-то ООО "Волна". В будке паромщика пусто. И вообще, ни одной живой души на горизонте. О географическом местоположении можно судить лишь по вывеске "Могочино - Нарго".
Порадовало солнце, прямо сказать, не осеннее. В пути нажарился. Плыл "в одних перчатках". Впрочем, успел и под дождь попасть. Высохнуть только пока не успел. А вот полный штиль уже начинает напрягать. Хочется всё же под парусами походить.
Ветра навстречу или Соло в шторм. (Путешествия)

22 сентября. Седьмой день экспедиции. Прошел г. Колпашево. Радоваться солнечной погоде, похоже, не придётся долго. В ночь на пятницу, в Томске выпал первый снег. Можно представить, что творится в четырехстах километрах севернее, за Колпашево. Учитывая, что течение на Оби в два раза сильнее, чем на Томи.
Поднялся сильный встречный ветер, волны. Заметно похолодало. Дождь. Весь промок, замерз. Но этого и следовало ожидать. В какой-то мере к этому и стремился. Спасает кофе. Из термоса. Костер не развести. Рыбаки всё разбежались. Иду в гордом одиночестве.

23 сентября. Неделя. Завтра кончится бабье лето. Небо уже с утра стало меня предупреждать об этом. Солнце по-прежнему светит. И, когда лучи попадают в дыры облаков, даже греет. Попутный штиль сменился встречным ветром. Чуть больше двух сотен километров севернее Томска. На неделю дальше от лета. Побаловала меня погода, дала возможность втянуться, настроиться. Но все же Сибирь — это особая страна. Занимает полглобуса. И не всегда она холодная и ветреная. Но вот если она решит показать характер, то — «кто не спрятался — я не виноват». Мне прятаться было некуда, пришлось принять по полной программе.
Пользуясь тем, что дождь временно прекратился, умудрился развести костер. Жду, пока немного стихнет ветер, и отправляюсь дальше.

24 сентября. Сильный встречный ветер, дождь. Постоянно приходится грести. Иногда выхожу в 5 утра и возвращаюсь на берег часов в 10 вечера. За все время экспедиции под парусом прошел часов 10 максимум. И то скорее для души, чем для скорости. С такой погодой скоро стану принимать штиль за попутный ветер.

25 Сентября. Сегодня дошел до Парабеля. И началось. Шквалистый ветер против течения. Я в эпицентре этой борьбы. Рваная волна бьет в борт. Лодка скачет, иногда высокий гребень волны особенно «удачно» врезается в борт, и брызги летят в лицо. Да и дождик временами сыплется из облаков. Берег рядом, ощущения опасности нет. Только восторг, как в детстве на карусели.
Оказался я не у того берега. Волна накатывает на берег, и я постоянно цепляюсь веслами за дно. Отошел немного, метров пятьдесят от берега — волна крутит лодку как щепку, ветер гонит обратно к берегу. Эх, если бы я был на другом берегу, то наблюдал бы сейчас этот разгул стихии как из ложи в театре. Мечтать некогда, надо что-то делать. А рвану-ка я все же на другой берег… Может, надо было что-то поумнее придумать?
Обь — Великая Сибирская река. Но когда машешь веслами на середине, и глаза слезятся от ветра и брызг, то мысли становятся простыми, как кирпичи — только бы добраться до берега. Почему мне захотелось на другой берег именно сейчас? А что, завтра нельзя было туда переплыть? Руки же в это время синхронно и монотонно работают веслами. Сумерки. Сложно понять — приближается вообще берег или я просто играю с волнами на середине Оби?
Наконец-то долгожданный берег. Вечером греюсь у костра — сушу вещи, готовлю ужин. Горячие угли, а вокруг тьма, ветер, шум реки. Уютно, как в кресле у камина с чашкой кофе. В общем, получаю в полном объеме то самое, для чего и отправился в путешествие.

26 сентября. Видел радугу. С утра больше +2 С не наблюдается. Скорее всего, придется менять планы и искать возможность переезда за Урал раньше. А то боюсь застрять здесь и на Кипр до Нового года не добраться.

27 Сентября. Усталость накапливается. Гребу по 12—14 часов в сутки. Но за ночь успеваю отдохнуть, восстановить силы. Жаркий костер не только согревает, но и наполняет уверенностью. Пока идется тяжелее, чем рассчитывал. Но сил и уверенности с избытком. Рассматриваю герметично упакованные мешки с продуктами и теплыми вещами. Лодка хоть и не большая, но все поместилось без экономии места. Вспоминаю горные путешествия, переход через Кара-Кумы, когда каждый грамм бритвой врезается в плечи. Лодки, яхты, катера — как говорится в известном кино «везде свои прелести». Или там про недостатки? В общем, везде по-разному, и хочется везде успеть. Так точнее.
За тридцать лет путешествий я много где побывал и много чего повидал. Раньше я пытался определить, для себя, что меня больше манит — горы или вода, а может пустыня, пески. Или тундра — Белая пустыня. Сейчас, я не занимаюсь оценкой пройденного. Просто прислушиваюсь к себе после путешествия. Если душа поет, если хочется что-то сказать, но нет слов, значит, это было оно — правильное путешествие. И не надо копаться, пытаться выразить чувства словами. Это семь нот позволяют написать любую музыку, а все алфавиты мира не позволят описать тот восторг, который испытывает путешественник. Даже сейчас под словом «восторг» я понимаю целую
гамму чувств, целую сонату.

29 Сентября. Коплю силы и уверенность у костра. Ветер не дает идти.
Утром все же вышел, прошел сто метров за час. Пристал к берегу. Утром место для стоянки было удобнее. Пешком до него пару минут ходу. Ну, пускай, и тут хорошо.
Рыбаки каждый день пытаются угостить рыбой. Иногда им это удается. Продуктов у меня достаточно. Но свежая рыба — это «изюминка» речного путешествия (во сказанул).
Ладно, время есть — почистил рыбу, сварил ухи — благодать. Сижу, размышляю, ковыряю палкой горячие угли. В голову лезут всякие умные мысли, надо бы записать в дневник. Ручка и тетрадь далеко, лень идти.

30 сентября. Четырнадцатый день экспедиции. Нахожусь в Каргаске, в 560 километрах от Томска. Появилась возможность оставить лодку у пристани и выйти в цивилизацию. Сам не могу поверить, но погода отличная. Яркое солнце и нет дождя. До Нижневартовска 490 км. За 2 недели должен добраться.
Ветра навстречу или Соло в шторм. (Путешествия)

31 Сентября. То ли ветер стих, то ли силы подкопил, то ли нет такого дня в календаре — в общем, отчалил. Хоть опять сто метров за час пройти, но сидеть у костра надоело. Иду вдоль самого берега. Иногда даже веслом цепляю кусты. Так ветер меньше сдувает. Река поворачивает, и впереди километров пять спокойного хода — берег прикрывает. Достаю термос, наливаю чай. Оглядываюсь, якобы природой любуюсь. Но это потом вспоминается, как любование природой. А сейчас просто прикидываю маршрут. Смотрю, где можно срезать, пройти по фарватеру, а где надо пройти под самым берегом, чтобы укрыться от ветра. Правда придется на пару-тройку километров пройти побольше. Слышу шум мотора. Лодки пока не вижу. Через пару минут вижу, как лодка с другого берега идет ко мне. Жду. Подъезжают трое и, особо не обращая на меня внимания, беседуют между собой: «я же говорил — мачта». Приглашают на факторию отдохнуть, и среди предлагаемых прелестей слышу — «баня». Подаю буксирный конец.

1 октября. Баня, пиво, рыба, чистая постель, расспросы, рассказы. Два дня интенсивного общения полностью восполнили потребность в коллективе. Сторонники раздельного питания в чем-то правы. Винегрет — штука вкусная, хор это тоже солидно, но хорошее соло — это я вам скажу… Да, кстати, моя лодка и называется «Соло», а экспедиция называется «Экстрим — Соло».
Но пора прощаться. С таким же чувством радости, как пристал, отчаливаю. Машу рукой гостеприимным хозяевам и тут же забываю о них. Таежные люди, они не обидятся на это.

3 октября. Волна. Ветер. Дождь. Гребу. Тысячи гребков. Прошел под парусом пять километров. Больше не получилось. Ветер постоянно встречный. Парусно-гребная лодка стала просто гребной, без вариантов. Иногда от монотонной гребли голова просто отключается. Несколько часов организм обходится без умственной деятельности. Иногда наоборот начинаю о чем-то усиленно размышлять. Строить планы. Организм сам находит вариант, как скрасить не особо насыщенную часть путешествия. Да и отдых после тяжелой работы приятнее. Это факт. Как в анекдоте про тесные ботинки.

7 октября. Увидел нефтяные качалки прямо на берегу. Буквально метров пятьдесят от воды. Начался нефтяной Север. Двоякое чувство. Суровая природа плюс индустриальный пейзаж это действительно красиво, как в кино, но только на экране как-то все аккуратнее выглядит, почище, что ли. Реально же следы покорителей Сибири видны на каждом шагу. Хотя нет, конечно, нет. Обь большая, она Великая река. Можно пройти сто километров и видеть только девственную природу. Но когда среди этой монументальной и суровой природы видно ржавые железяки, возникает ощущение,
будто на большой и красивой машине гвоздем накарябали нецензурное слово. Возникло желание приехать с хорошей компанией и почистить берега, собрать металлолом и дать миллион Родине. Попробуй сейчас оштрафовать кого за загрязнение берегов, так виноватых не найдешь. А начни собирать металл, сразу объявятся хозяева, денег потребуют. Но пока нашел хозяев розетки, поставил телефон на подзарядку, а сам пошел на экскурсию по участку. Родился и вырос в Сибири, много путешествовал, а вот как нефть из-под земли качают, увидел в первый раз. Что же про иностранных
туристов говорить, которых хоть и мало в Сибирь едет, но впечатлений у них столько, что складывать некуда.
Любим мы размышлять про то, «где нас нет». Вот тут и нет. Томск, Новосибирск, Сургут… это еще не Сибирь. Городские жители не знают природы, которая окружает их город. Дачи-огороды, шашлыки-салаты, музыка и крики детей. Да, это отдых. Я даже согласен, что это отдых на природе, но природу надо видеть, ее надо слушать. Ее надо чувствовать и любить. Увидеть Сибирь и умереть. И причем тут Париж?
Надо посоветовать администрации организовать автобусный маршрут Томск — 101-й километр. Любви к родному краю на душу населения значительно прибавится. Без шуток.

11 октября. Почти месяц. Разговорился с капитаном небольшого катера. Это не тот здоровенный буксир, который еще две недели после ледостава может спокойно ходить. Такой катерок, как и моя лодка, по первому льду встанет, где зима застала. Поэтому капитан внимательно следит за погодой, далеко от дома уже не ходит. Говорит, что мне в этом году повезло. В прошлом году в начале октября по Оби уже шуга шла. А сейчас хоть и холодно — ночью минус десять, — но вода теплая, даже заберегов нет.

14 октября. Ну, вот я и за границей... Томской области. На улице поздняя осень. Самая поздняя, какая бывает. Минус ноль и дует ветер. За четыре недели прошёл больше тысячи вёрст. Под парусом не больше двадцати, остальное на вёслах. Лодка у меня парусно-гребная. Что же я тогда всё время гребу. Ветер дует в лоб. В принципе я знал, что будет в основном встречный ветер, но чтобы только встречный... Это слегка неожиданно. Справа от Урала я планировал путешествовать месяц. Лимит кончился, значит надо перебираться за Урал. Откровенно говоря, уже хочется в моря. Речная часть конечно интересна, но охота поднять парус. Да и чтобы берегов не было видно. Да и теплее там. Тут, мягко говоря, прохладно. Но, в общем, к этому был готов и это не страшно. Неуютно только, когда утром просыпаешься и всё в инее. Зато горячий кофе в два раза вкуснее.
Сплавляться по течению не получается. Пока пью чай из термоса, ветер сносит назад метров на сто. Поэтому стараюсь пристать к берегу, чтобы попить чай. Вокруг суровая сибирская природа. А в глазах средиземное море, песок и всякие вкусности.

15 октября. Завтра будет не «почти», а ровно месяц, как я вышел из Томска. Вижу телевышку Нижневартовска на горизонте. Первый этап путешествия подходит к концу. В Нижневартовске
надо искать возможность отправить лодку куда-нибудь за Урал, где еще осень, и нет опасности, вмерзнуть в лед.

17 октября. «Куда-нибудь» оказалось в Новороссийск. Отправка лодки, поиски машины, оформление документов — это особая история. Правда, это тема для журнала про бизнес, менеджмент и логистику. Но если не только мечтать о дальних странах, но и реально путешествовать по миру, надо уметь решать эти вопросы. Пришлось побегать. Но чтобы иметь на это возможность, надо было сначала пристроить лодку. Кстати, очень серьезная проблема для одиночника. Договорился с капитаном небольшого катера — он сторожит мою лодку днем. Целый день он занимается ремонтом своего катера. А я сторожу его катер (и свою лодку) ночью. Я просто ночую в этом катере. Это большое искусство — оказать кому-то услугу, и при этом с выгодой для себя. В общем, день у меня свободен.
Железная дорога пока еще живет в нашей прошлой стране — СССР. Попытался выяснить, как можно отправить лодку по ж/д? Даже не узнал, можно ли вообще отправить. Не то, что там сроки, условия, стоимость… Ладно, идем дальше. Вернее бежим. Времени расхаживать нет, зима на подходе. Несколько фирм занимаются отправкой грузов автотранспортом. Собрал по всем фирмам расценки, уселся в рубке (я же в катере живу) и начал искать тот самый, единственный вариант. Короче, где дешевле. Одна фирма, дай ей, кто может, финансового здоровья, проводила месячник привлечения новых клиентов и сделала скидку — 50 %. Это примерно в два раза меньше денег надо платить. Им жутко повезло — я их выбрал. Логистика и менеджмент по законам Броуновского движения хаотично перемещали лодку почти два месяца и, наконец, стрела крана плавно опускает лодку на самую кромку прибоя… в Абхазии. Город-курорт Гагры. Декабрь. Полтора месяца хлопот, беготни, нервотрепки и вуаля — зимний вечер в Гаграх. Как в кино. Правда, все это обильно сдобрено массой прелюбопытнейших событий и встреч. Только ради них я бы пошел в путешествие. Деловые, дружеские, просто интересные — общение на любой изыск.
Вечереет. Море шумит. Огни города мерцают за деревьями. И деревья эти называются пальмы. Фантастика, особенно после сибирской тайги.
Всю ночь не могу уснуть. Наконец-то я на берегу моря. Рядом лодка. Пляж совсем пустой. В декабре не сезон. Два месяца назад в Нижневартовске было минус 15, и это была осень. Сейчас в Гаграх плюс 15, и это зима. Метаморфозы.
Расположился под пирсом. Это такой бетонный мост, метров на пятьдесят уходящий в море. Летом к нему пристают прогулочные катера, а ночью влюбленные пары с него любуются морем и звездами. Я так думаю. Впереди самый трудный и опасный участок моего путешествия, а меня на лирику потянуло. Пошел дождь, и под пирсом стало еще уютнее. Ладно, еще немного лирики, а завтра начнется тяжелая мужская работа. Волна разгулялась, и эхо, отражаясь от бетонных опор пирса, загудело басом у меня над головой. Все, какая там лирика, какая поэзия — гул стоит такой, что не только что уснуть, а думать ни о чем нельзя. Гул прибоя заглушает все мысли. Делать нечего. Пью кофе через каждые полчаса. С чашкой горячего кофе время идет веселее, а сон не идет вообще. Завтра, в море, высплюсь. Наивные мысли.
Во-первых, «завтра» в море не вышел, потому что была сильная волна. А во-вторых, когда вышел, вообще пришлось забыть про нормальный сон. Наутро ветер поднял волну, и спустить лодку на воду сквозь полосу прибоя стало проблематично. Прождал до вечера. Ветер стих, волна тоже постепенно стала стихать. Решаю выходить в ночь. Вдруг ветер с утра опять поднимется? Так и буду ждать у моря погоды, в самом буквальном смысле.

10 декабря. Первые метры по морю. Волна стихла у самого берега, а чуть дальше она сразу принялась раскачивать лодку. Грести сложно — весла то зарываются в воду, то проскальзывают по воздуху между волн. Пытаюсь приноровиться. Гребу уже десять часов, берег светится огнями и как будто не удаляется.
Поднялся легкий ветерок, ставлю парус. Можно слегка расслабиться. Наконец-то я иду под парусом, а не налегаю на весла изо всех сил. Оглядываюсь. И, хоть вокруг полная темнота, белые гребни волн светятся каким-то фосфорическим светом. Иногда гребни волн захлестывают лодку. Фосфорические крапинки светятся на руках. Это водоросли или микроорганизмы. Какая-то сказочная атмосфера.
Двенадцать ночи. По расчетам должен уже быть в нейтральных водах, но огни города все еще ясно видны. Громко, вслух, объявляю, что я в нейтральных водах! И ставлю грот. Скорость возрастает. Вроде бы стало светлее.
Не сплю уже вторую ночь, глаза слипаются. Настроил паруса, закрепил руль. Посидел немного — лодка уверенно держит курс на юг, в Турцию. Надо отдохнуть.
Очнулся часа через два. Уже рассвело. Вокруг только море. Ощущение не передать. Ветер усиливается, пришлось взяться за румпель. Уже совсем светло, но солнца не видно. Все небо затянуто облаками. Достал компас. Лодка идет как по линейке — на юг. Вскипятил кофе, наблюдаю, как лодка ведет себя. Постоянно сидеть на руле не надо и это радует. Пью третью чашку кофе, но спать все равно, сильно хочется. Сказывается эмоциональное напряжение.
Прошло несколько часов. Ветер усиливается понемногу. Лодка уже летит по гребням волн. Восторг сменяется опасением. Начинаю осознавать всю опасность. На такой волне переворот вполне реален, а вот поставить лодку на ровный киль вряд ли удастся. Удовольствие сменяется напряжением, но скорость меня устраивает. Вспоминаю, как трудно давался каждый километр на Оби, а тут только слегка подруливай и наматывай мили. Правда, от неподвижности затекают ноги, да и не жарко сидеть без движения.
На юге день короткий, незаметно стемнело. Опять клонит в сон, но ветер переходит
в штормовой. Убираю парус. Очень вовремя. Налетел шквал, и началась мясорубка. Читал об этом в книжках, теперь же сам оказался в эпицентре. Уже ни скорость, ни направление не заботит. Только бы держать лодку кормой к ветру, а значит к волне. Лодка скачет по волнам, но почти не захлестывает.
К утру усталость валит с ног, не успеваю рулем отыгрывать волну и, соответственно, принимаю воду в лодку. Бросаю руль, хватаю ведро.
Ветер резко стих. Силы тоже как-то сразу кончились. Очнулся через пару часов — штиль, но волна продолжает бросать лодку. Съел плитку шоколада — взбодрился. Не жарко, есть не хочется, а вот горячего не помешало бы.
Достаю газовую плитку — зажигается нажатием кнопки. Ставлю ковшик с водой и, пока вода закипает, пытаюсь представить, как бы тут себя вел старый (просто старинный) «шмель». Кто не знает что это, тому повезло. Это такой примус. Хотя выручал он в самых жутких условиях.
Пока мысленно разжигал примус, вода на газе уже вскипела. Кофе. Горячий кофе — это самый божественный напиток. И пусть там говорят про влияние на сердце, сосуды… я скажу, что он на жизнь влияет — делает ее ярче и теплее. Попил кофе, согрелся.
Пытаюсь снова уснуть. Это уже классика путешествия — напиться кофе и лечь спать.
Получается поспать только урывками. Ветер опять усиливается, снова ставлю парус. Готовлюсь к следующему шторму. Кто-то нажал кнопку, и… началось все заново. Когда-то давно я прыгал с парашютом. Самое страшное, это второй прыжок. Когда первый раз выходишь в пустоту,
с геройским видом и истошным криком, то еще не знаешь, что тебя ждет там. А ждет тебя там холодный ветер со скоростью 180 км в час. И он начинает тебя крутить во все стороны. Но когда ты стоишь у открытой двери самолета во второй раз, то уже знаешь, что сейчас начнется, и мандраж начинает сковывать мышцы.
Начало второго шторма ничем не отличалось от первого. И можно было ожидать, что и сам шторм не будет сильно отличаться. Поначалу так и было, однако ветер продолжает усиливаться. Вот уже пройден тот этап, на котором первый шторм пошел на убыль. А сейчас ветер и не думает стихать. Зато начинает стихать напряжение.
Третьи сутки без сна, и организм решил расслабиться. Возможности вскипятить, кофе нет, да и вряд ли бы, это уже помогло. Последнее время пил кофе литрами, а результат ноль.
Бороться со штормом еще как-то получается, а вот с апатией не очень. Вначале отыгрывал румпелем каждую волну, и лодка практически не принимала воды. Теперь уже выбираю только крупные волны, а мелкие пропускаю. Иногда только брызги летят в лицо, иногда пару ведер растекаются по мне и дну лодки. Вычерпываю с каким-то заторможенным безразличием.
Начинаю себе объяснять, что лодка непотопляемая, а вода не такая уж холодная. Заставить себя работать по максимуму в самых экстремальных условиях — единственная, повторю, единственная возможность выжить.
«Сейчас немного отдохну, а потом возьмусь изо всех сил…» — это коварная мысль; если ей поддаться, обычно она бывает последней в твоей жизни. У меня еще много планов, а значит и сил для их реализации. Сейчас не время беречь силы. Включаю все резервы. Оказалось не так уж и мало сил осталось в запасе.
На восьмой день увидел огни турецкого берега, но начался новый, третий по счету, шторм. Почти сутки штормовал в видимости берега, не имея никакой возможности пристать. Шторм таскал меня вдоль турецких пляжей, до которых рукой подать. Для психики это настоящая пытка. Поздно вечером ветер изменил направление и стал стихать.

В ночь на девятнадцатое декабря я выбросился на пляж городка Орду в Турции. Ко мне сбежались местные мальчишки, игравшие неподалеку. Я попросил их вызвать полицию. Вместо полиции приехали обеспокоенные турецкие пограничники, которые сочли, что меня унесло штормом и выбросило на берег. Но когда я объяснил (по-английски), что я сам вышел в путешествие из Абхазии, старший пограничник умиротворенно изрек (по-турецки): — «Ааа, так Ты — псих!!!»

Декабрь, как оказалось, наихудшее время для перехода через Черное море. Декабрь — это просто один сплошной шторм. Трудно было принять решение о выходе в море снова. С адреналином был явный перебор. Это уже был не экстрим, а русская рулетка. Один патрон в барабане револьвера и пусть судьба выбирает, что тебе дальше предложить. Я привык сам решать.
Через три дня я уже плыл на турецком лесовозе в Россию. Переход через море в обратном направлении не впечатлил, хотя штормило по-прежнему. «Соло» закончилось.
О пройденном маршруте не думается. В мечтах, в планах уже новый проект.
Один мой друг сказал: «Кто понял жизнь, тот не торопится». Я еще не понял, я тороплюсь жить. Конфуций стал мудрым не в школьном возрасте, так что не надо себя раньше времени записывать в мудрецы — сначала проживи сто лет, пройди по свету тысячи миль и тогда…
Тогда ты и сам узнаешь Истину. Тогда и поговорим. Если, конечно, я уже пройду отмеренный мне Путь.
Ветра навстречу или Соло в шторм. (Путешествия)

Наблюдения ПРО


Про решительность
Решил пройти поближе к песчаной отмели чтобы срезать путь. Сел на эту самую мель. Решил пробиваться - не идёт. Решил пробиваться до последнего. Последний кончился метров через десять. Пришлось снимать штаны и лезть в холодную воду. Провёл лодку метров семьдесят до глубокой воды. Решительности значительно поубавилось.
Про лису
По берегу бежала лиса. Стал прикидывать, куда бы её пустить на носки или варежки. Она так выразительно на меня посмотрела, что я невольно извинился за свои крамольные мысли.
Про собаку
Рыбаки дали рыбы. Надо чистить. Пристал к берегу. Развёл костёр, разложился как на базаре. Вижу, рыбак метрах в ста на берегу возится. Пошёл к нему. Поговорил. Вернулся. От лодки убегает собака, на ее морде всё написано. Подошёл к своему "базару" - одной рыбины нет. Это хорошо - меньше хлопот. Плохо, что я уже успел её почистить. Налил себе кофе, стал искать сахар. Килограммовый мешок сахара разорванный валяется на земле. Неожиданность. Не всё у неё на морде было написано.
Про сумерки
В сумерки ни фига не видно. Не то что куда плыть, а вообще ни фига. Спать ещё не охота, грести не куда. Похоже, что телевизор не такая уж бесполезная штука.
Про крысу
Сплавляюсь возле самого берега, метра два. Вдоль кромки воды бежит водяная крыса - это что-то вроде ондатры. Подняла морду, увидела меня и бросилась в воду. Когда крысы бегут с корабля это ясно. Но когда это "что-то" со всех лап несётся ко мне на лодку, то это наводит на размышления. Значит у меня на борту много всякого вкусного. Делиться я не захотел и врубил пятую. Это крысообразное гналось за мной метров пятьдесят, потом повернула к другому берегу. Интересно, а что там вкусное есть?
Про лодку
Заметил что не выходил из лодки на берег уже двое суток. Вышел. Ничего особенного.
Про продукты
Попробовал разные сильно разрекламированные продукты быстрого приготовления. Пришёл к выводу, что некоторые продукты серьёзно не дотягивают до своей рекламы.
Про физику вообще
Налил полтермоса кипятка. Закрыл пробкой. Сижу, пью чай. Пробка вылетает как из пушки, вроде не шампанского налил. Затыкаю ещё раз, через минуту пробка вылетает. Веселюсь. Решаю задачу по физике - почему пробка вылетает? Через полчаса решил. Вывод - гребля тренирует и мозги тоже.
Про упаковку
Ем в основном прямо на лодке. Много упаковки. Красивой и целлофановой.
Складываю её в коробку и, когда на берегу жгу костёр, сжигаю её. Воняет
всякой химией. Стоять у костра не возможно. Поэтому стараюсь сжигать, когда у костра никого нет.
Про бакены
Когда они нужны их не видно. Когда не нужны, натыкаешься на них постоянно - то на белый, то на красный. Все борта этими бакенами искорябал.
Про диалог
Подъезжают трое, типа рыбаков. Двое уже в улёте, один ещё держится.
- Вы, простите, романтикой занимаетесь?
- Нет, грузоперевозками.
Поставил мужика в тупик навечно.
Про теорему Ферма
Некоторые считают что я своим путешествием кому-то что-то пытаюсь доказать. А вот если докажу, этот "кто-то" расскажет мне, что же я доказал. Интересуюсь.
Про теорию относительности
Неделю назад дуло сильно. И я полтора дня простоял, невозможно было идти. Сегодня дует сильнее. И гребу как на субботнике. Идти стало возможно. Это относительно чего?
Про мозоли
Мозоли образуются от работы (на ладонях) и от сидения (на сидении).
Про устойчивость
Лодка «фофан» оказалась очень устойчивой. Каждое утро вылезаю из спальника, становлюсь на борт и целую минуту смотрю в тёмные воды Оби. Лодка лишь слегка наклоняется. Надо наделать таких побольше.
Про вёсла
Вёсла короткие и их много - руки постоянно заняты. А на лодке много дел. Поэтому нужна вторая пара рук. И ног. Стройных и красивых.
Про термос
Китайский термос хорошо держит тепло, когда на улице жарко. И плохо, когда холодно. Как у них там всё запущено.
Про встречи
Пристал я вчера к пароходу спросить дорогу, заодно и чайку попить. Попили кофе. Капитан говорит - много вас тут плавает. Мы, вот, лет десять назад вытаскивали одного на круглой такой шайбе, типа плот. Его тропическим штормом в пески выкинуло. Я сказал нас не много - нас я один. Они обрадовались, что я ещё жив и дали много рыбы (в основном щуки) и ведро картошки (в основном крупной). Надо чаще встречаться.
Про избушки
Рыбаки и охотники строят свои рыбацкие и охотничьи избушки так, чтобы их не было видно с реки. Чтобы всякие посторонние туристы их не видели и не ночевали в них. Потому что эти туристы всё время берут соль и спички, которые запасливые рыбаки и охотники оставляют в своих избушках. Сейчас листва опала и избушки стало видно. Только вижу я их днём, а на ночлег останавливаюсь ночью, когда темно и не то, что избушку, берега не видно. Наверное, эти избушки только для рыбаков и охотников.
Про второе бабье лето
Когда я выходил из Томска стояла отличная погода. Обычно это называют "бабье лето". Потом наступила тоскливая осень, наверное, мужская. Потом опять хорошая погода. А ещё говорят, что у них семь пятниц на неделе. У них летов несколько.
Про листопад
Пристал к берегу приготовить обед. Когда стал отходить, увидел, что вся лодка засыпана жёлтыми листьями. А на воде такого не было. Значит, листопад бывает только на берегу.
Про зубы
Рыбаки подарили стерлядь. Уже порезанную, посоленную - бери и ешь. С грустью вспомнил двух щук, которых подарили вчера. Надо почистить, выпотрошить, потом ещё готовить. Почему то на ум пришли зубы дарёного коня.
Про старые вещи
Старая одежда, которую не жалко сохнет быстрее. Потому что её развешиваешь ближе к огню. Из путешествия её не привозят, потому что её ближе развешивают к огню. Так можно освобождать место в шифоньере от старой одежды.
Про ночёвку
Основная разница между ночёвкой дома и ночёвкой в лодке в том, что дома я на ночь раздеваюсь, а в лодке одеваюсь.
Про течение
На время моего путешествия течение в Оби отменили. Потому что гребу постоянно. А когда не гребёшь, никакого сплава нет.
Про галеры
Древние римляне на галерах, когда дул попутный ветер, ставили парус. А при встречном гребли рабы. Судя по учебнику истории на галеры никто не рвался. Значит, встречные ветры там дуют чаще, чем попутные. Похоже не у меня одного такая проблема.
Про шапку
Случайно заметил, что снимаю шапку два раза в сутки - когда расчёсываюсь. Остальное время в шапке. Не порядок. Так скоро расчёсывать нечего будет.
Про Север
Чем дальше на Север, тем больше стали давать рыбы. То ли люди на Севере щедрее, то ли рыбы больше. Если и то и другое, скоро начну толстеть.

45


Комментарии:
2
Весьма интересное путешествие, к тому же приятный слог изложения с неожиданным вкраплением кусочков юмора, типа того, что "был в одних перчатках", а "наблюдения ПРО" безусловно, одно из самых улыбчивых мест репортажа.

На сайте это уже не первое повествование о соло-странствиях, но как и в других, при чтении не покидает мысль, что для совершения подобного надо иметь помимо желания ещё много других качеств, перечислять которые для членов сообщества нет необходимости.

Спасибо Вадиму и Лоре!

2
Мужик. Уважаю. А еще и интеллект, безусловно, присутствует в полном объме. Наш человек!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru